Заговоры от сглаза, порчи и колдовства

Yandex.Share

 

 

1. Заговор с глазу на воду

Господи Боже, благослови! Вода водица, красная девица, как течешь, омываешь красны бережочки, желтые песочки, пенья и коренья, часты пустовья и белы каменья; так омой раба божия N. притчи и уроки, и монокосы и оговоры, ветряны переломы, из лиц и из косиц, и из ясных очей, и из черных бровей, из белого тела и из ретивого сердца, из резвых ног и из белых рук. Ключ и замок словам моим.

Повторяется три раза на воду, которую потом и выпивают, или умываются ею.

(Зап. г. Огородников в Соломбале)
 

2. Заговор от оговора и дурного глаза

Лучшим средством от оговора и дурного глаза считается лоскут от одежды или клочек волос, принадлежащих лицу, служившему причиною болезни. Добыв эти вещи, надобно старшему или младшему в семействе сжечь их на раскаленных угольях. При этом действии больной спрашивает: «что куришь?» и ему отвечают: «курю уроки, призоры, лихие оговоры, от мужика русака, от бабы черноволосой, от девки ростоволой». Больной опять говорит: «кури горазне, чтобы в век не было». Этим оканчивается обряд, который смотря по надобности, повторяется еще несколько раз.

(Извлеч. из заметок о повер. и суевер. жит. Арх. губ. Верещагина, 312—320)
 

3. Заговор с глазу, ломоты и от испуга

Стану я раб б. N. благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из ворот воротьми, выйду в чистое поле, под восточную сторону, под белый день, под красное солнышко, под светел месяц, под частыя звезды, под утреннюю зорю, под вечернюю зорю. Стану я на окияне море под белый день, под красное солнышко, под светел месяц, под утреннюю зорю и под вечернюю зорю, — стану на восток глазами, на запад спинами, покорюсь и помолюсь: не еш ты щучка ни ржавчинки, ни болотинки, и ни рыбы гульбы. Засысай, загрызай, под серый камень метай раба б. N. щепоты и ломоты и уроки и прикосы, призоры и переполохи, и баенной нечистища, и привалища, и костоломища и переполох от жару и от пару, от похвальнаго слова, от отцовой думы и от матерней, от девки-простоволоски, от женки-черноголовки, от мужика-скалозуба, от старого, от малого и от средняго, от всего мира крещеного; в руках и ногах, и в ясных очах, в коренных зубах и в могучих плечах в ретивом сердце, в 77 жилах, в 77 суставах без единой жилы, — а так бы раба б. N. будь мои слова крепки и емки и заговористы вострее вострой сабли, вострого ножа, и тем моим словам ключ и замок, крепкий заговор, ключ в воду, а замок в гору.

Говорят над водой или над вином или над маслом: водой умываются, вино выпивают, а маслом мажут больное место.

(Записал г. Огородников в Соломбале)
 

4. Заговор от сглаза

Должно взять воды, которою и окачивают больного.

Встал раб Божий (имярек) благословясь, пошел перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротми, да вышел в чисто поле. В чистом поле есть синее море, на том синем море тихая заводь, на той на тихой на заводе плавает серый гоголь, на том на сером на гоголе не держится ни вода, ни роса. Так же на рабе Божием (имярек) не держались бы ни уроки, ни призоры, ни лихие оговоры, ни ветрены прострелы и не ночные переполохи. Во веки веков, аминь.

(Зап. П. Ефименко)
 

5. Заговор красной девицы от призороков

Посреди Окиан-моря выходила туча грозная с буйными ветрами, что ветрами северными, подымалась метель со снегами, нагонялись волны на высок терем, налетали орлы черны на широк дол, выходила красная девица к загорному студенцу, во тоске, во кручине, садилась красная девица вокруг студенца, а сама говорила таковы речи: Гой ты, туча грозная, со буйными ветрами! умчи ты, туча грозная, тоску со печалью от красной девицы, рабы такой-то, на Окиан-море, застели ей путь и дороженьку метелью со снегами, прикрой призороки бело-серыми волнами, приставь в сторожи черных орлов. Умываю я красную девицу такую-то из загорного студенца ключевой водой; стираю я с красной девицы такой-то все узороки с призороками; отмахиваю я от красной девицы такой-то зловещих воронов с воронихами, с ворончатами; отгоняю я от красной девицы такой-то ее заклятого врага, что того врага, что заронил призороки в ее тело белое, в ее сердце ретивое, что того врага, что затмил очи ясны, что того врага, что порудил красоту девичью, что того врага, что сгубил семью почетную, что отнял дочь от матери, что сокрушил отца безвременьем дочерним.

Заговариваю мои заповедные словеса сим моим крепким заговором на отгнание призороков от рабы такой-то по сей день, по сей час, по ее жизнь. А будет заговор ничем не порушим: ни водою, ни землею, ни огнем, ни аером, ни словом, ни духом; а быть ему во всем по тому, как уряжено мною. А буде кто покусится порушить мой заговор, ино ему провалиться в бездны преисподние, в яму угольную, а красной девице такойто быть по-добру, по-здорову.

(Сказания русского народа Сахарова, Том I. 1841 г.)
 

6. Заговор от колдунов

Стану я, раб Божий (имярек), благословясь, пойду перекрестясь, из избы дверьми, из ворот воротьми в чистое поле под восточную сторону; под восточной стороной есть Окиян синее море, на том на Окияне на синем море лежит бело Латырь камень, на том бело Латыре камне стоит святая золотая церковь, в той золотой церкви стоит свят золот престол, на том злате престоле сидит сам Господь Иисус Христос, Михаил архангел, Гавриил архангел, Иван Богослов, Иван Предтеча, Георгий Храбрый, Николай святитель, Христов угодник; я приду, раб Божий (имярек), в чистоте, поклонюсь и помолюсь: «О батюшка истинный Христос, Михаил архангел, Гавриил архангел, Иван Богослов, Иван Предтеча, Георгий Храбрый, Николай святитель, Христов угодник, обставьте круг меня, раба Божия (имярек), тын железный, верьи булатны на 120 верст, оком не окинуть, глазом не увидеть; пропущайте огненную реку!» Отговариваюсь я, раб Божий (имярек), от колдуна, от ведуна, от колдуньи, от ведуньи, от черного, от черемного, от двоеженого, от троеженого, от двоезубого, от троезубого, от трубиного, от окошечного, от сенного, от девки-пустоволоски, от бабы от самокрутки, от всякого злого находа человека! Можетъ ли злой лихой человек заговорить гром и громову стрелу, огненную молнию, может ли испортить, изурочить мертвого? He может злой лихой человек колдун, колдуница, еретик, еретица, не может гром, громову стрелу и огненную молнию, не может испортить, изурочить мертвого человека; брал бы злой, лихой человек колдун, колдуница, еретик, еретица, своими белыми руками свой булатный нож, резал бы он свое бело тело своими белыми зубами; уста мои, зубы — замок, язык... Во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь.

(Из раск. рукописи XVIII в., Саратовск. губ. извл. Н. Aристов)
 

7. Заговор при накладывании пояса, как средства против колдунов и их порчи.

Во имя О. и С. и Св. Д. Аминь. Заговорю твое тело белое и закреплю крепче стали и булату, крепче меди и укладу, крепче железа немецкого, крепче тугого лука и каленой стрелы и подпояшу своим заговорным поясом; и запру и замкну в тридевять замков и тридевять ключей, и пущу ключи в окиян море, а взяла их щука, как щуку в море не поймать, так и тебя раба б. Н. не отмыкать, а кто ключи достанет, тот и отмыкнет. Аминь.

От всех колдунов и их заговоров и всякой порчи носят пояс на голом теле из сетки (шарфа), и при этом талисмане не может действовать никакое колдовство и никакая порча.

(Простонародная медицина, рукоп. статья Ив. Костылева)
 

8. Заговор от портежа с ветра

Берут из трех прорубей или колодцев воду, которою окачивают больного по три раза. При черпании, воду всегда размахивают на посолонь, а почерпнувши, приговаривают:

«Царь речной! дай воды неболтаной, на леготу, на здоровье рабу божию имя рек»

Когда несут воду, со встретившимися не здороваются и не говорят.

(Записал священник Розанов, в с. Зимней Золотице, Арханг. у.)
 

9. Заговор от порчи

a) Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь. От Богородициной молитвы, от Иисусова креста, от Христовой печати, от святых помощи, от моего слова, отыди бес нечистый, дух проклятый, на сухия древа, на мхи и болоты и там тебе место, житие, пребывание и воля, и там кричи, а не в рабе Божией (имярек) самовольничай. Сам Господь Иисус Христос, сама мать Пресвятая Богородица, вся небесная сила, Михаил архангел, Авоид? ангел, и все святые чудотворцы: Нифонт и Мароф, Киприан, Иустиния, Конон Исаврийский, Димитрий Ростовский, Илия пророк, Николай чудотворец, Георгий победоносец и царь Давид, Иоанн Креститель и Власий, Истофер и Никита великомученик, и мое слово страшно и заговор силен; запрещаю тебе, бес проклятый, дух нечистый, нигде не живи и не будь в рабе Божьем (имярек), выйди вон, сейчас и сию минуту, со всеми порчами и чарами и отъиди от рабы сей прочь и поди в свое место, где был и куда тебя Господь Бог, Иисус Христос послал и где тебе велел жить, в бездну преисподнюю, в землю пустую неделанную, туда и поди, там и живи, а сию рабу остави навсегда, отныне и до века. Аминь, аминь, аминь.

(Из рукописной книжки Гр. Дан. Боголюбова)
 

b) Выгоняю я, раб Божий, из рабицы Божией (имярек) всякого нечистого духа именем Господним, Духом Святым, крестом животворящим, травою лютой, молитвами Святых; посылаю адского князя; выведи из сей рабицы (имярек) своего нечистого духа и дай опять старому хозяину, прибери опять на свои прежния руки, пошли его в морскую глубину, заключи его на веки в морской глубине тремя ключами железными, тремя замками булатными., запечатай его тремя печатьми Соломоновыми, заключи его тремя заклятиями Господними; а ты, нечистой дух, не стани рабинами (рабыниными вероятно) телесами в правде…

(Вырвана, к сожалению, страница из рукописной рукописи г. Гр. П. Боголюбова)
 

c) Во имя Отца, и Сына, и Св. Духа, аминь. Сей заговор не на час, не на день, не на месяц, не на год, а на вись век и на всю жизнь, аминь, аминь, аминь, над аминями аминь. Во имя Отца, и Сына, и Св. Духа. От Бога святые чудотворцы, преподобные отцы и мученики в море и возмутися море от облак, сыдоша с моря на тридесять поприщ окаянных, нечистых духов, бесов проклятых, видения диавола. О них же вопрошая их, святые чудотворцы, преподобные отцы и мученики Нифонт и Мароф, Киприан, Иустиния, Конон Исаврийский и Димитрий Ростовский, что вы за бесы проклятые пришли молитвою Христовою? Иже рекоша: Мы проклятые и духи нечистые дети сатаны, князя адского, и прочих вопросиша святые и великие чудотворцы и преподобные отцы и мученики и рече им: по что есть нечистые духи пришли? Они же рекоша: пришли есть мучить род человеческий христианский, кости ломити, разум и чувство расшибати, болезни и недуги предавати, пакости и вред творити, сердце щемити, в тоску и печаль вдавати, всего расслабляти, владение отнимати, разныя козни действовати, губити и к смерти приводити, кто без молитвы ходит, пьет, ест, и что берет, и кто на пирах и свадьбах бывает, тот наш раб и дом, в того вселяемся, гнездаяся живем, в того нас и колдуны сажают, и посылают; и возмолятся сии святые чудотворцы, преподобные отцы и мученицы Нифонт и Мароф, Киприан, Иустиния, Конон Исаврийский и Димитрий Ростовский Богу о болящем рабе (имярек), Господи, Господи, Господи, избави род человеческий от сей мучительной болезни, порчи. Господь услыша молитву их, посла им святой крест на прогнание, Михаила Архангела, ангела Авоида, Илию пророка и Николая чудотворца и учнут вас разными муками мучити, мечами и жезлами железными бити, и стрелами поражати, и дающее вам ненавидящим по тма тем ран и ударов на день, они же начаша вопити, великим гласом молитися святым чудотворцы Нифонт и Мароф, Киприан, Иустиния, Конон Исаврийский, Димитрий Ростовский, Михаил Архангел, ангел Авоид, Илия пророк и Николай чудотворец: не мучите нас, и отпусти нас в гульбище наше, и где мы ваше святое и великое имя услышим, от того раба (имярек) побежим, от роду его и от храмины его никакими кознями не прикоснемся за тридевять поприщ; и вопрошая их святые и великие чудотворцы, ангелы и архангелы имена назваши, у нечистых духов, как нареченный, первый рече: имя ми есть Трясун. Не может человек согретися в печи, и тоже падаю, роняю, припадки разные навожу; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и св. отцами, аминь. Вторый рече: имя ми есть Огненный. Как разжигаются дрова смолистыя в печи, так разжигаю всякого человека сердце, главу; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и св. отцами, аминь. Третий рече: имя ми есть Сухотной. И той ложится у человека у сердца под ребром и в боку, аки камень взымает, вздохнуть не дает, с души мечет сердце, сосет и щемит, всего крушит, мучит и сушит, на петит нет; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и св. отцами, аминь. Четвертый рече: имя ми есть Безумный. Творю, забывает ум, счет не по порядку, не знает людей, с ума сбродит, не пьет, не ест, так и одуреность творю; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и св. отцами, аминь. Пятый рече: имя ми есть Давотной. К горлу приступает, храпит, кашлять не дает, у сердца стоит, душу занимает и зажимает, есть не дает; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Шестой рече: имя ми Пухотной. Надымаю у человека брюхо, аки пузырь говяжий, душу занимаю, проговорить не даю, тяжкость делаю; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Седмый рече: имя ми есть Ломотный. Ломлю и стреляю у человека кости, главу, руки, ноги, поясницу и спину, грудь и везде, аки древо сырое, ломит; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и св. отцами, аминь. Осмый рече: имя ми есть Сухой и Потаенный. В человеке кости и всего сушу, сам таюсь и креплюсь, и тот человек, аки древо засыхает и погибает; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Девятый рече: имя ми есть Беснующий, Припадочной и Родимечно. В человеке сижу, мучаю, с места на место перехожу, кличу, плачу, пугаюсь, Божьяго всего не люблю, в обмороки и в припадки ударяю, разныя действия и зло творю, бьюсь, расшибаю; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами, аминь. Десятый рече: имя ми есть Разслабленный. У человека ноги отнимаю, ходить не даю, члены расслабляю, корчу жилы ручныя и ножныя, главу ломит, сердце щемит; и той буде проклят самим Господом нашим Иисусом Христом и св. отцами, аминь. Одиннадцатый рече: имя ми есть Пьяный и Распутный. Человека в запой и пьянство распутство и на блуд понуждаю, в тоску и грусть, задумчивость привожу, в нощи спать не даю, беси приступают, во очах визжат и на месте не уснет; и той буде всех проклятий самим Господом нашим Иисусом Христом и св. отцами, аминь. Двенадцатый рече: имя ми есть Смертный и сильный начальник нечистых духов над человеками, страшный мучитель и погубитель в человеках. Силяюся, мучаю, морю, гублю, разныя пакости и зло творю, все ругаю, горжусь, ненавижу, во чреве детей гублю, похоть, плоть и уду владение отнимаю, ничего не боюсь, всякую святыню принимаю, крепкий до смерти, вон из рабы не выхожу; и той буде всех проклятий, изыди вон, аминь. И прочие многие рече имя нам: многие есть нас родов и пакосники разные нечистые духи, проклятый скрадены, бесы, дьяволы, демоны окаянные и прочия разныя неисчислимыя, ведомыя и неведомыя пакости, зло и действия творим; и тии вси будете прокляти самим Господом нашим Иисусом Христом и св. отцами, аминь. Побежать все ненавидащие нечистые духи от роду Христа, от роду раба Божия (имярек), призову на вас архангелов, ангелов, херувимов, серафимов, престолов, господств, властей, силов, пророков, апостолов, мучеников, преподобных, праведников, угодников и всех святых, а сира сего ошире, аминь. Крест  хранитель всей вселенной, крест  красота церковная, крест  царем держава, крест  верным утверждение, крест — ангелам слава, крест  бесам прогонитель и язва. Крест — порченным и больным избавление и исцеление. Главе, груди, сердцу и животу, рукам, ногам, телу, суставам, костям, жилам, удам, частям, членам, крови, чувству и всему человеку на исцеление, самим Господом Иисусом Христом, Михаилом, Авоидом, Илиею, Николаем, Нифонтом, Марофом, Киприаном, Иустиниею, Каноном, Димитрием и всеми святыми Твоими Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй грешного раба Божия (имярек), аминь, аминь, аминь.

(Из рукописной тетрадки Книголюбова)
 

10. Молитва от злого чарования

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь. Нравом причастник и Апостолам наместник, Апостолом быв, деяние обрел еси боговдохновенне, в видениях восход, сего ради слово истинны исправляя, веры ради пострадал еси даже до крови, священномученице Киприане и Иустине, молите Христа Бога, избавите раба Божия от всякого злого волхования и колдования, от врага и супостата, и всяких вредов, козней и зол, лик ангельский от художества волшебного обратился богомудре к познанию божественному, показався еси миру врач мудрейший и исцеления даруя чевствующим тя, Киприане со Иустиною, с нею же молися человеколюбчу владыце очиститися и избавитися раб Божий (имярек) от всякого злого очарования, обаяния, колдования и волшебства, козни и всех злых действий, от сего часу и минуты по весь его век и на всю его жизнь, во веки и в век, аминь.

 

11. Оприкосные слова

Роки, прикосы, щипота и ломота, скорбь и болезнь, откуль вы пришли, там и подите с раба божия (имярек) к птице синице на пяту.

(Доставил г. Никольский из г. Мезени)
 

12. Заговор от оприкосу.

Чтобы предохранить себя от действия дурного глаза, нужно постоянно иметь при себе сетку. Поэтому-то пояса̀ делаются в виде сети. Если же кто либо пренебрег подобной предосторожностью и захворал от дурного глаза, того нужно умыть водой, на которую наговорены следующие слова:

Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Откуль мне-ка пришло: с ветра ли буйного, с погодой ли великою, со слова ли окаянного, от женки ли долговолоски, от девки ли простоволоски, от мужика ли еретника, от старика ли волшебника, от старухи ли от волшебницы; и когда мне-ка пришло, середка ли ночи, середка ли бела дня, когда бы не пришло, тогда и сойди.

(Доставил г. Никольский из г. Мезени)
 

13. Слова на уроки и на прикос и на уразы и на зубную болезнь вопше (вообще).

Станет раб б. N. благословясь, и пойдет перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, стенет под восточную сторону и зглянет на сионскую гору. По сей сионской горе ездит и розъезжает ростом матер человек на своим вороном кони, по колен ноги в серебри, по локоть руки в золоти, во правой руки тугой лук, а во левой руки калена стрела; тугой лук натегает, калену стрелу спущает, во мертвеца в бело тело бьет и сечет каленой стрелой. Тако лежит мертвой мертвец, истинной небесной Христос не слышит в себе ни удару и ии уразу, и ни щепоты, и ни ломоты и ни синей опухоли и ни уроков, и ни прикосов, и ни ветренных прострелов, и ни людских оговоров, и ни зубной болзни; откуль пришло, туда и поди: от бельца к бельцу, от чернца к чернцу, от троезубых к троезубым… Тем всем моим словам небо ключь, земля замок. Во веки веков, аминь.

(Записано помощн. миссионера Батраковым в Куростровских селениях)
 

14.  Заговор от прикоса или оговора человека

Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Аминь. Говори ты истинному Христу ангел святый господень: поди и опроси у р. б. N. нет ли у него скорби и болезни и прикосу или оговору, или ветренна прострела и воденного, и не запретило ли проходу или выходу в 73 жилах и в 73 составах; говори ты истинному Христу и ангелу святому Трифон святой: в кое время на роспятии был повешен истинный Христос от жидов, и не чюл в себе ни щепоты ни ломоты, и ни удару, и ни прикосу, и ни людского оговору, и ни ветренного прострелу, такожде бы и у р. б. N. не было бы ни прикосу и ни призору, и ни людского оговору и ни щепоты или ломоты, и было бы все по старому и прежнему всегда и после. Во имя О. и С. и Св. Д. Всем моим словам небо есть ключ. Аминь, аминь, аминь.

(Записано помощ. миссионера Батраковым в с. Ухтострове, Холмогор. уезда)
 

15. Слово прикос снять

Говорить в воду:

Стану я раб, божий имярек, благословясь, пойду перекрестесь, из избы дверьми, из двора воротами, на чистое поле; идут четыре жены Марии к церкви божей престолу Христову: первая святая жена Мария несет крест животворящей, а другая святая жена Мария несет святую воду, а третия святая жена Мария несет тимиян и ладан, четвертая святая жена Мария несет пелену нетленную. Первая святая жена Мария огради крестом животворящим, вторая святая жена Мария окропи святою водою, третия святая жена Мария накади тимияном и ладаном, четвертая святая жена Мария оботри пеленою нетленною от призору, от прикосу, от оговору, чтобы у меня, раба божия имярек, не щепило, не болело на всяк день, на всяк час; вся крепость святого Духа, аминь, аминь, аминь.

(Из старинного рукописного сборника, полученного из с. Ваймуги, Холмогор. уезда)
 

16. Заговор от призоров и прикосов

Во имя О. и С. Св. Д. Аминь. Стану я р. Б. благословесь, и пойду перекрестесь, отцем своим прощен и матерью благословлен, из избы дверьми, из двора воротми в далече в чистое поле под восточную сторону. Течет огненная река и есть через огненную реку медянной мост и ездит медянной муж на своем медянном коне се медянным войлоком и с медными стременами. И помолюся я р. б. N. Спасу и Пресвятой Богородице и медянному мужу: ой, еси ты медянной муж, почто тебе ездить через огненную реку по медянному мосту, и поезжай ты медянной муж ко мне р. б. N. на правое плечо, а с праваго на левое, а с леваго под правую пазуху, под левую пазуху, а из под левой в мою сердечную утробу, и в горячую кровь, и черную печень, и в семьдесят суставов и в семьдесят жил и под правое яйцо. И сам ты медянной муж вынимай из р. б. N. всякую скорбь и болезнь, и всякия притчи и призоры, и прикосы, и оговоры, и ветренные переломы, и ветренные пострелы и всякия грыжи; и сам ты медниной муж на коне выезжай, и конем своим выкармливай и очми своими высматривай. Да в чистом поле едет встречь черемный муж и несет булатный мечь, и доидоша до черемного камня и разсекает черемный муж булатным мечем камень на четыре части и раскинет на четыре стороны и развеет буйными ветрами по чистому полю, по темному лесу. Такожде бы у р. б. N. разсыпалась всякая скорбь, оговоры, прикосы, ветренные переломы и всякие прострелы по чистому полю, по темному лесу, всегда, ныне и присно, и вовеки веков, аминь.

Указ: трижды наговорить на воду, и эту воду дать пить больному.

(Простонар. медицина; рукопис. ст. Ив. Костылева)
 

17. Заговор на воду от уроков и призоров

Господи Иисусе, помилуй нас! Молюся аз раб божий (имя) Истинному Христу Царю Небесному, и услышил Истинный Христос молитву, спущается с небес и с ним спущается тридевять ангелов золотоперыя и золотокрылыя, и с собою спущают тридевять луков и тридевять стрел золотоперых и золотокрылых, и стреляли они скрось семеры облаки и отстреливали от N. рабы божией уроки и призоры, как с гоголя вода катится, так и с ней рабы б. N. уроки и призоры, всегда и ныне, и вовеки веков, аминь1.

Наговаривать на воду, чертя ножом по воде, и пить ту наговорную воду.

(Выписано из дела об Осипе Баженине и жене его 1714 года. Срв. статью Н. А. Попова: «Осип Андреевич Баженин» в сборнике «Древняя и Новая Россия» за 1877 г. № 9)
 

18. Отрочные

Стану я, раб божий, Иоанн, благословесь, пойду перекрестесь, из избы дверьми, из двора воротами, в чистое поле, в широко раздолье, к окиан-морю. В окиан-море симен камень, на камени престол, на престоле Богородица, и смывает и стирает с меня р. б. имярек от старой старухи, от девки-чернавки и от бабы косматки, от двоезуба и троезуба, от троежена и от двоежона, от колдуна и от колдунии, от двоезглаза и от троеглаза. Выйду я раб божий имярек в чистое поле. Есть в чистом поле огненна река и за той огненной рекой сионская гора, и за той сионской горой 77 церквей, и в тех церквах един престол, и на том престоле Мати Пресвятая Богородица, и стрижет с меня р. б. им. и посылает Мать самому истиному Иисусу Христу, и берет златые ключи, отмыкает и запирает, к огненной реке посылает. Стоит тын медной и ворота железны, замыкаю отныне до веку, аминь.

Аминь, аминь, аминь. И выйду я в чистое поле в широко раздолье, под красное солнце, под частые звезды, под светел месяц. Есть в чистом поле стоит храмина, и в той храмине сидит стар матер человек, разжигает печь палющим огнем от меня р. б. им., печь розжигает палющим огнем, жырою и сжигою. Как рыба без воды не может ни жить, ни быть; есть на том озере святые ключи, отпираю, замыкаю отныне и до века, аминь.

(Списано П. С. Ефименком со старинной рукописи, доставленной крестьянином Дохтуровым из с. Закулы Холмогорского уезда)
 

19. Состав о голосу Филамента философа Афинейскаго

Взять от трех колодцев или от трех разных источников воды и на то устроить место и сосуд, а окрест его поставить четыре свещи возженных, и поверх сосуда положить два ножа, на-крест, и тогда лити воду в сосуд, да в туже воду положить меди тертой зазвонного колокола, — и глаголати молитва сия трижды:

«Глас грома твоего осветиша, молния твоя вселенную подвиже, и трепетна бысть земля, в мори путии твои и стези твои в водах многих, и стопы твоя подвижутся, наставил есть овцы, люди твоя, рукою Моисеевою и Ааронею».

И та вода пить сквозь лебяжье горло, да тоюж водою и окатиться. По сотворении сего глаголати подобает:

«И яко потрясением поколебатися всем удом человеческим».

(Из старинного рукописного лечебника, полученного с с. Пингишей, Холмогорского уезда. от священника А. Колчина)
 

20. Заговор на манокос

Слова эти шепчут трижды на воду, которою поят больного и обдают на скотской трубе (отверстие, через которое подают корм скоту); а если больной — младенец, то шепчут на молоко матери:

«Как вечерняя зоря развелась да разгорелась, да и скоро потухла; так же и у меня раба б. им. завелися скорби и болезни, уроки и манакосы, призоры и оговоры, и ветренные переломы, упажи, перепажи, родимцы и лихорадки, все бы и потухли. С ветра пришло, на ветер и поди, и от людей пришло, к людям и поди; откуда пришло, туда и поди.

(Зап. священник Алексеев в с. Турчасове, Онежск. уезда)
 

21. Заговор на притчу

Стане ти раб Божий (имярек), по утру и в вечерех благословясь, умоется утренней зарей и вечерней, утрется белым светом; во лбу пекет красное солнце, в затылки светлый месяц, по косицам частыя мелкия звезды рассыпаются; пойдет из дверей дверьми, из сеней сеньми, из ворот воротами, выйдет далече в чистое поле, на четыре ростани, встанет  во всток лицом, на запад хребтом: во встоке свет истинный Христос; на синим море белый камень, на белом камне белый человек в белом платье, свет Георгий Храбрый; у Георгия света Храброго два молодца, два гораздо удалых, великих стрельца: один сын Симеон, другой — Герасим, ходят с тугим луком, стреляют по сырому дубу. Ой же вы, Симеон да Герасим, не стрелейте по сырому дубу стрелейте по приточным ранам, отстреливайте, откалывайте у раба Божия (имярек) притци, призоры приточны оговоры, ветрены переломы, приточны оговоры от черной печени, от ретивого сердца.

За сим следуют ключевые слова, которые знахарка не хотела сообщить, чтобы заговор не потерял силу, и объяснила, что может сказать их только перед смертью.

(Сумск. посад, Кемск. у., зап. А. Шешенин)
 

22. Озевны или призорны шепотки

Стану я р. б. N. благословесь, пойду перекрестесь из избы дверьми, из двора воротами, в чистое поле за воротами. В чистом поле стоит свят окиян, камень, на святом окияне камне святая Государиня Богородица, Николай милостивый, Зосима и Савватии Соловецкие чудотворцы, Варламий, Феодосий тотемский, Афанасий наволоцкий, Прокопий устьянский, св. апостолы Петр и Павел, помогайте, пособите, на добро поучите, добрых слов поговорить, опахивать и омахивать своими золотыми ризами от р. б. N. от девки-черноголовки, от бабы-белоголовки, от колдуна, от колдуньи, соймите все притчи, прикосы, озевы, оговоры, с буйныя головы, с ясныхъ очей, с ретивого сердца. Будьте мои слова всем сполным сполна, которое слово забудено, будь незабудено, которое слово неисполнено, будь исполнено, будьте мои слова крепче булатнаго ножа, век повеку от ныне и до века аминь.

(Наряд Устьпад. Удел. кон. прик. о достав. в Арх. Удел. конт. этногр. свед. 1847 г. № 60)
 

23. Заговор от порчи и колдовства

Во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь. Стану я, раб Божий (имярек), благословесь, умоюсь медовою росою, солнышком зноем обсушусь, помолюсь Царю Небесному, Матери Пресвятой Богородице: Христа породила и во пелены пеленала, от Жидов сохраняла и соблюдала; так же меня, раба Божия (имярек), закрой и защити шелковьши пеленами, шелковыми поясами, своим Святым Духом от злого от колдуна, от колдуньи и от всякого зла лиха человека, от злыя крови, от злыя думы, от злого помышления. Еще покорюсь я, раб Божий (имярек), Илие-пророку: свет ты, Илья-пророкъ, огненна карета и огненна колесница, туго ты тянешь, метко стреляешь, врага и супостата убиваешь и огнем опаляешь, чтобы меня, раба Божия (имярек), не испорчивать, не исколдовывать ни колдунье, ни злому и лихому человеку, ни злой крови и думе злой, помышлению, встречному и постижному, и на питие и на еже в пиру, в беседе, во всякой смертной потехе. Еще покорюсь и помолюсъ Спасу сохранителю: и ты соблюди, спаси, всемилостивый Никола Можайский, Изосим и Савватий Соловецкие чудотворцы, Тихон преподобный, Иоанн Креститель, Иоанн друг, Иоанн зачатие Христово, Иоанн Златоуст, Иоанн постник и вся сила небесная, поставьте железный тын около меня, раба Божия (имярек), от земли и до небеси, от веку и до веку, чтобы меня, раба Божия (имярек), не испорчивать, не исколдовывать, не взглядывать и не видеть, и не слышать при пиру, при беседе, во всякой потехе и во веки по веки, отныне и до веку, аминь, аминь, аминь, во веки аминь.

(Пермск. г., Охапск. у., зап. А. Лукашин)
 

24. Заговор от ветроносной язвы (возникшей в результате порчи или сглаза)

Когда признаки болезни будут замечены, знахарь очерчивает больное место безымеяным пальцем, читая молитву: «Да воскреснет Бог» и потом следующее:

Встану я, раб Божий (имярек), благословясь, пойду перекрестясь; умоюсь утреннею росою, утрусь тонким белым полотном и пойду из избы в двери, из дверей в вороты, под восточную сторону к Окияну-морю. На том Окияне-море стоит Божий остров, на том острове лежит бел горюч камен Алатр, a на камени святый пророк Илия с небесными ангелами. Молюся тебе, святый пророче Божий Илия, пошли тридцать ангелов в златокованном платье, с луки и стрелы, да отбивают и отстреливают от (имярек) уроки и призоры, и притки, щипоты и ломоты, и ветроносное язво, туда, куда крылатая птица отлетает, на черныя грязи, на топучия болота, и встречно и поперечно, стамово́ и ломово́ — на молоду, на ветху и на перекрое месяце.

Иногда вместо безыменного пальца знахарь очерчивает пораженное язвою место мертвым мылом (т. е. тем, которым обмывали умершего человека); затем обращается с молитвою к Илье-пророку и силам небесным и наконец говорит.

Спустите мне гром и моланью; отбивайте и отстреливайте от раба Божия (имярек) уроки и призоры, щипоты и ломоты, потяготы и позевоты, и ветроносное язво, куда крылатая птица не залетает, и удалый молодец на коне не заезжает, встречное и поперечное, стамово и ломово, внутренно, споево, закожно и жилянно. Как у мертвого мертвеца колеют руки и ноги, зубы и губы, трепущее2 тело, так бы колели у (имярек) уроки и призоры и притки, щипоты и ломоты, потяготы и позевоты, и ветроносяое язво, встречное и поперечное, стамово и ломово, нутренно, споево, закожно и жилянно.

Кроме мертвого мыла и безыменного пальца больное место очерчивают сосновым суком, который выпал из дерева от гнилости сам собою; затем знахарь обращается к пророку Илие и ангелам и наконец говорить:

Как у матушки у сухой сосны сохнут и посыхают сучья и коренья из белой бо́лони и красного сердца, так бы сохло и посыхало у (имярек) уроки и призоры и притки, щипоты и ломоты, потяготы и позевоты, на молоду, под полн, на перекрое и на ветху месяца; с буйной головы, с русых волос, черных бровей, ясных очей, с губ, с зуб, с рук, с ног, с легкого и с печени, с крови горячей и трепущего тела.

Лекарю и больному весь Ильинский месяц (июль) жить должно во всей чистоте души и тела и не иметь блудного греха, без чего лечение не будет успешно.

(Южн. Сибирь, затт. С. Гуляев)
 

25. Заговор от напускных (сглаза и порчи) и естественных болезней

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас, аминь. Стану я, раб Божий (имярек), благословесь, пойду перекрестесь из избы во двери, из двора в ворота, в чистое поле, в восточную сторону, под красное солнце, под млад месяц, под частыя звезды, под утреннюю зарю; взойду я на святую Сионскую гору, на святой Сионской горе Латырь камень; на Латыре камне стоит соборная апостольская церковь; в церкве соборной злат престол, на золоте престоле Михаил архангел туги луки натягает, живущия стрелы направляет, вышибает, выбивает из раба Божия (имярек) все притчища и урочища, худобища и меречища, щепоты и ломоты, натужища из белого тела, из горячей крови, из осьми жил, из осьми суставов, из осьми недугов, родимыя, капущенныя от мужика, от волхуна, от кария, от чёрныя, от черешныя, от бабы-самокрутки, от девки-простоволоски, от еретников, от клеветников, от еретниц, от клеветниц, от чистых и от нечистых, от женатых и неженатых, от глухих, от слепых, от красных, от черных, от всякого роду русских и не русских, от семидесяти языков. Святый Христов Михайло вышибает, выбивает живучею стрелою из раба Божия (имярек), из мягких губ, из белых зуб, из белыя груди, из ретивого сердца, из черныя печени, из горячей крови грыжныя жолуничища и отравища разсыпныя, напускныя, родимыя, от пития, от ествы, от вихоря, от ветру, от своих дум нечистых. Как зоря Амтимария исходила и потухала, тако же в раба Божия (имярек) всякие недуги напущенные и родимые исходили бы и потухали; как из булату, из синева укладу огнь каменем выбивает, так же бы из раба Божия (имярек) все недуги и порчи вышибало и выбивало бы; как щука-белуга с моря пену хватает и пожирает, тако же бы с раба Божия (имярек) все недужища, щепотища и ломотища, родимые и напускные, пожирало и поедало; как Латырю каменю из синева моря не выплавывать, тако же в раба Божия (имярек) всякой скорби не бывать, в осьми суставах не бывати и не болети. Запру я этот наговор тридевяти треми замками, тридевяти треми ключами, во имя Отца и Сына и Святого Духа и ныне, и присно, и во веки веков, аминь.

(Оханск. у., Пермск. г., заи. А. Луканин, арх. общ.)
 

26. Заговор от уроков и призоров

Стану благословясь, пойду перекрестясь, из ворот в ворота, в чистое поле, к Окиян-морю. На Окияне-море стоит золот стул; на золоте стуле сидит Николай, держит золот лук, натегивает шылковую тетивку, накладывает каленую стрелу, станет уроки и призоры, станет стрелять отцеву думу и материну думу, и братьев думы, всех людей думы, желтучый, гнетучий и жомучий; от девки-черноголовки, от стрешного и поперешняго! Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Аминь.

(Из старинной рукописи, найденной в селе Ворзогорах, Онежск. уезда, извл. П. Ефименко)
 

27. Заговор от порчи и сглаза

Произносится трижды, и за каждым разом трижды сплевывают:

Во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь. Сходит Егорий с небес, по золотой лестницы, сносит Егорий с небес триста луков златополосных, триста стрел златоперых и триста тетяв златополосных и стреляет, и отстреливает у раба Божия (имярек) уроки, прикосы, грыжи, баенны нечисти и отдават черному зверю медведю на хребет: «И понеси, черный зверь медведь, в темные леса, и затопчи, черный зверь медведь, в дыбучия болота; чтобы век не бывали, ни день, ни в ночь»... Во веки веков, аминь.

(Зап. П. Ефименко)
 

28. Заговор от порчи

Идет раб (имярек) со двора в крещеной вере от Духа Святого, от печати Христовой. Есть у Христа град Ерусалем, ходят по тому граду Ерусалему Лука, Марко да третий Никита-мученик, что за Христа мучим был, а за нас Богу молит. В руках Богородицы ключ, замок, где сам Христос почивает. Ангел мой хранитель, сохрани мою душу, скрепи мое тело от порчи. Враг сатана, лихой человек, откачнитесь от меня, раба Божия (имярек), как зверь от зверя, змей от змея, еретик от еретицы, колдун от колдуницы. Благослови, Господи, в добром здоровье пожить, а родителям нашим царство небесное.

(Зап. А. Селиванов)

29. Заговор на воду от осудов и призоров

Должно в трех банях трижды окачивать водою и затем трижды же прочесть над водою:

Лягу я, раб Божий (имярек), благословясь, встану перекрестясь и пойду из дверей в двери, где живут звери, в чисто поле, на Сиянску гору. На Сиянской горы стоит черный поп, у черного попа черны рукавицы: он вспахивает, он взмахивает с раба Божия младенца осуды и призоры, скорби и болезни, с костей, с моздей, с ясных очей, с высоких бровей и со тридевяти суставей. Возьму я, раба Божия (имярек), осуды и призоры, и пойду в чисто поле. В чистом поле стоит мать Божья церква, и как в той церкви Сама Мать Пресвятая Богородица и Сам Сус Христос со двенаддатью апостолам: Михаил архангел, Гаврила архангел, Кузьма, Демьян, — и отговаривают от осуда, от пересуда, от стрешника, от поперешника, от мужска полку, от женска полку, от девки от косатой, от женщины волосатой и от всякой скверности, нечистой совести и двенадцати недуг. И возьму раба Божия (имярек) осуды и призоры с костей, с моздей, с ясных очей, с высових бровей. И положу в собачью кость и вынесу на Океан-море. Океан-моря не обойтить, а бела Латырь камня не своротить, а раба Божия (имярек) не осудить, не опризорить, ни колдуну, ни колдуньи, ни от своей черной думы, ползуньи, аминь.

(Туренский пог. Валд. у. Новг. г., зап. И. Верещагин)
 

30. Заговор от сглаза и порчи

Бабка или знахарка наливает воду на блюдо, кладет щепоть соли и горячий уголь, потом кладет туда поклонный медный крест (изделие раскольников поморскои секты, живущих в скитах), к кресту приставляет зажженую свечку и, сотворив три земных поклона, нашептывает так:

На солнушном усходе, солнце светлое, земля праведная, вырос столб от земли до неба; на том столбу сидя, три красныя девицы, три родныя сестрицы, кроили пелены и ризы. Они кроили, выкраивали, оны шили, вышивали, разным шелком набивали. К ним сама Мать Пресвятая Богородица подступала, пелены и ризы отбирала, на свои золотыя руки нацапляла. На Сионских горах, на синих морях, на желтых на песках, на тридесять ключах лежит бел камень гладк. На том на камне стоит столб и Христов престол. На том на престоле сама Мать Пресвятая Богородица опочивает. Co мною, госпожею Хвеклою, синим морем обливались, желтыми пескы обсыпались, пеленами пеленались, тридевять ключами замыкались, гладь камнем задвигались. Када сине море повыхлебают, желты пески повытаскают, тридевять ключей отомкнут, златы пелены посымают, тада усе недуги подвянуцца, усе отрыгнуцца, усе усходютца. Чур мене, Господи!

При сих словах бабка дует на воду и плюет в сторону.

Сохрани мене, Господи, от ведунов и полуведунов, от тридевять колдунов и полуколдунов, от учеников и полуучеников, от ненавистников, от еретиков, полуеретиков, от метниц и полуметниц; от еретиц и полуеретиц.

После этого нашептывания бабы берут в рот воды и спрыскивают лице, грудь и спину больного. Далее бока, грудь и спину прикалывают крестом и наконец, осенив крестом и застаив приложиться к нему больного, дают ему выпить несколько наговоренной воды.

(Зап. г. Соколов)
 

31. Заговор от колдуна или ведуна

Ложуся я благословяся, Богу помоляся, поутру вставаючи, не водою — утреннею росою умываюся, текучей водой утираюся, ризою Матушки Богородицы облакаюся, иду в путь-дорогу, из дверей в двери, на восход солнца. На море на Окияне, на острове на Буяне построена соборная церковь, железным тыном загорожена, от земли до неба покрыта медною крышею, затворена северскими вратами, заперта тридцатью замками. Подхожу я к церкви благословяся, Богу помоляся. По правую сторону стоит Пресвятая Богородица, a по левую лежит мертвец, он головой головастый, волосом осластый; под ним резвыя ноженьки опустились, белыя рученьки покатились, ум-разум помешался, его скверный язык вон вытягался, челюсти поганыя затворились, буркулы его закрылись, чтоб и век он в пиру не проклажался, как бес грому боялся, от меня, раба Божия, удалялся, аминь.

(Симб. г., зап. В. Юрлов)
 

32. Заговор от сглаза человеку или животному

Очертив больного трижды, выдернуть его из круга и читать следующее над солью, которую потом крестообразно всыпать в уши и ноздри, в заключение надрезать крестообразно ухо. Читается и над больными животными.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Господи Боже, благослови! Михайло архангел, Гаврила архангел и Кузьма, Демьян выводил милого живота от человека и до скота из худого следа, бранного слова и притошную притошницу, тихую тихоницу и смирную смирнавицу. Выводил со двора в ворота, в чисто поле на Сиянско болото: там ваши скопища, там ваши игрища и скоплялись, и величались, и скоро-наскоро дожидались притошную притошницу, тихую тихоницу и смирную смирнавицу.

(Туренск. пог., Валд. у. Новг. г., зап. И. Верещагин)
 

33. Заговор от колдуна и дурного глаза

Ложуся я, раб Божий (имярек), Богу помолюся, встаю, раб Божий (имярек), крестюся, умываюся я, раб Божий (имярек), благословюсь водою бел, утираюся я, раб Божий (имярек), престольною пеленою, иду я, раб Божий (имярек): далече белая береза, под тою белою березою стоит белая береза — гробница, в той гробнице лежит Афанасий чернец, старец Анисим патриарх и посхимошися именем, осташеся каменем, и слово не говорит; еще в чистом поле стоит Иоанн Предтеча и Спас милостивый, Пресвятая Богородица, Никита Столпник, Гавриил архангел, Сергий чудотворец, Петр и Павел, святые апостолы, Михаил архангел, Гавриил архангел, Георгий Храбрый, Николай святитель чудотворец; помолюсь я, раб Божий (имярек), двенадцати апостолам, Иоанну Предтечи, Спасу милостивовому, Пресвятой Богородице, Никите Столпнику, Гавриилу архангелу, Сергию чудотворцу, Петру и Павлу, святым апостолам, Михаилу архангелу, Гавриилу архангелу, Георгию Храброму, Николаю святому чудотворцу; одеваюся я, раб Божий (имярек), небом, подпояшуся я, раб Божий (имярек), облаками, частыми звездами, на главе держу крест Христов, зарею обмываюся, небесною силою очищаюся, Господа Бога на помощь призываю; как Афанасий чернец, старец схимонаш, пострижен и посхименен, окаменен и осташеся каменем, в гробнице лежа, так же и противник мой онемен. Крест на шие, рабе Божием (имярек), крестом я, раб Божий (имярек), ограждаюся от сопротивника своего, еретика, еретницы, от клеветницы; замыкаюся я, раб Божий (имярек), от грехов девяносто позолоченными ключами, от колдун, от колдуницы, от волхвов и от волхвиц; кину, кину я, раб Божий (имярек), с тех девяносто позолоченных ключей в Окиян-море, и один на дне лежит камень Латырь, никому в Окияне не бывать и ключей моих не вынимать.

(Из раск. ркпс. ХVІІІ в., Симбирской г., извл. Н. Аристов)
 

34. Заговор от порчи или сглаза

На Алианской горе и на Абраминской горе Пречистая Владычица Мать Богородица как породила Христа, единого Господа, при том деле не было ни колдуна, ни колдуницы, ни еретика, ни еретницы, ни с мужеского полу, ни с женского полу, ни с ребячего полу, и ни из девичьяго, — не испортить, и не сглазить, ни чернцу, ни чинцу, ни попу, ни дьячку, ни великому грамотнику. Огради его, Господи, силою честного креста, рожденного, молитвенного, крещеного, исповеданого, причащаного, венчанного3 раба Божия (имярек).

(Сарат. губ., от русской знахарки)
 

35. Заговор от дурного глаза

Во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь. Умоюсь благословясь медовою росою, утрусь красным солнцем и пойду я, раб Божий, к истинному Христу, Царю Небесному. Небо и синее море-Окиян сотворил еси, в синем море-Окияне железный ларь, в железном ларе щука — железныя крылья и ребра и железный нос, хребет железный. Я, раб Божий (имярек), покорюсь и помолюсь: «К чему ты, рыба, пригождаешься?» — «Я, рыба ко всякой всячине пригождаюся, ко причищу и ко призорищу, щипотищу и ломотищу, ко красной грыже, от двоезуба, от блядуна, от блядуньи, от всякого зла, от лихого человека, от злыя крови». И ты, рыба щука, схвати с сердца мои ключи и замки под церковь, и ту церковь не водами смыть, не ветрами сбить. Пойди ты, рыба щука, с своими железными крыльями, жабрами, железным носом своим, в железный ларь, и тут будь во веки вековать». Аминь (трижды). Сколь булат крепок и Алатырь, столь бы мои слова веки по век, аминь (трижды).

(Оханск. у. Пермск. г., зап. А. Луканин)
 

36. Заговор от порчи и колдунов

Отговариваю (имярек) от колдуна и колдуницы, от черного и черемного, от белого и русого, от девки-самокрутки, от бабы-простоволоски. И как никто не может своего носа да глаза откусить, также бы не могли изурочить и испортить (имярек), и не могло бы заразить его ветроносное язво. Будьте, мои слова крепки, лепки, и будьте, мои слова, единокупно не в договоре и переговоре; тем моим словам губы да зубы — замок, язык мой — ключ. И брошу я ключ в море; останься, замок, в роте. Бросил я ключ в синее море, и щука-белуга подходила, ключ подхватила, в морскую глубину ушла и ключ унесла.

(Южн. Сибирь, зап. С. Гуляев)
 

37. Заговор от порчи или сглаза

Господи Боже, благослови, Отче! Во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь. Есть на сем свете на земле лежат кости человеческия и скотинныя, и звериныя, и лошадиныя, и всякого зверя, ударенного копьем. Возьми ту кость и не услышишь у себя ни тоски, ни сухоты, ни щимоты, ни болезня и всякого человеческого ударения; такъ бы аз, раб Божий (имярек), не слышал у себя ни тоски, ни щимоты, ни болести, ни в костях, ни в жилах, ни в составах, ни в ретквом сердце, от всякого человека поимянно и от всякого древа растущаго ударением. Есть на сырой земле лежит кряковатый дуб. Царь дуб булат уговаривает: «Отъими у меня, раба Божия (имярек), тоску и щипоту и всякия болести от всякого человека поимянно и отъ всякого древа растущего ударением». Так бы раб Божий (имярек) не слышал бы ни тоски, ни сухоты, ни в костях, ни в жилах, ни в ретивом сердце всегда, ныне и присно и во веки веков, аминь.

(Череповск. у. Новг. г., зап. Н. Чернышев)
 

38. Заговор на вино или соль от осуда

Читается трижды над вином или солью, что и кладется на зубы.

Стану благословясь, пойду перекрестясь во чистое поле; во чистом поле путям и дорогам бежит река Ока. И обмывает река Ока круты берега, и шелковы травы, и мелки пески, и камушки. Так бы обивала и обмывала с раба (имярек) все осуды и призорушки. И ты, раб Божий (имярек), росой умойся, звездам утрися, месяцем подоприся и красным солнышком от осуда сохранися, и от встрешника и поперешника удалися! A как соборная церковь замыкается и затвержается, так и я раб (имярек), утвержаю и укрепляю всем словам и приговорам, с ныне до века, аминь. Марк Пустынник, рабу Божию (имярек), помоги и пособи, чтобы ему отныне и до века не было скорби; и как у тебя не болело и не щемело, такъ бы у раба Божия (имярек) боль в зубах омертвела.

(Туренский пог., Валд. у. Новг. г., зап. И. Верещагин)
 

39. Заговор от притки (притчи)

Говорится трижды на воду.

Благословенно царство Отца, Сына и Святого Духа! Воскреснет, Господи, воскресением своим! От стрешного, поперешного, от лихого человека помилуй, Господи, рабу Божию (имярек), от притки ли, от приткиной матери рабе Божией (имярек) сделалось. Поди во темны леса, на сухи́ дерева, де народ не ходит, де скот не бродит, де птица не летает, де зверье не ходят.

(Переясл. у. Влад. г., зап. Н. Бодров)
 

40. Заговор от болезней, возникших из-за порчи

Должно в полок бани снизу воткнуть нож и трижды сказать:

Булатный нож, подрежь черную болезнь в ретивом сердце, в мозгах, костях и жилах!

Затем взять холодной воды, которою трижды окатить больного по произношении тридевяти раз следующего:

Стану я, раб Божий (имярек), отговаривать от раба Божия (имярек): «Тихон Преподобный, Антип Водопол, утиши, усмири черную болезнь у раба Божия (имярек), из его белого тела, с его костей, суставов и моздей, тридевять жил, тридевять костей, тридевять суставов и тридевять моздей»! И могу я раба Божия (имярек), заговорить у раба Божия (имярек) черную болезнь и от всякой болезни избавить. Все святые, Тихон Преподобный и Антип Водопол, отгоните от раба (имярек) черную боль!

(Туренск. пог., Валд. у. Новг. г., зап. И. Верещагин)
 

41. Заговор на угли от сглаза или порчи

Говорится в бане на угли.

Батюшко ты, царь огонь, все мяты царями царь, всеми ты огнями огонь, будь ты кроток, будь ты милостив; как ты жарок и пылок, как ты жгешь и палишь в чистом поле травы и муравы, чашши и трушшобы, у сырого дуба подземельныя коренья, семьдесять семь кореньев, семьдесять семь оторослей, такоже я молюся и корюся тебе-ка, батюшко, царь огонь, жги и спали с раба Божия (имярек) всяки скорби и болезни, уроки и призоры, страхи и переполохи, нутренны родимсы, костяны родимсы и суставчаты, одувны и заболонны, бросучи и ломучи, с ретивого сердца, с крови горячи, с белого легкого, с черныя печени и с семидесяти семи суставов и с семидесяти семи жил, и с становой, и с перстовой, и с белого лица, и с ясныхъ очей, и с черных бровей, со всего человеческого стану; со всем святым ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

(Курганск. окр., Тоб. г., зап. В. Адрианов)
 

42. Заговор на чистоту души и тела

Никола на руках, Богородица на кресте. Чуден крест — на семь верст! Ангел мой, сохранитель мой, сохрани мою душу, просвети мое тело на сутки без греха, аминь!

(Новохоперск. у., зап. Ф. Понятовский)
 

43. Заговор на воду от всякого сглаза

Берут в чашку непитую воду: кладут в нее три горячие угля и щепоть соли и потом трижды взбрызгивают больному ноги, руки и спину приговаривая:

Господи Иисусе Христе, помилуй нас, грешных, помилуй раба Божия (имярек)! Матерь Божия, не оставь милостию Твоею раба Божия, ярости его великое согрешение, в чем согрешил пред Тобою. Помилуй, Господи, его от всякого сглаза. Дай ему, Господи, здоровье и спасенье!

(Воронежск. губ., зап, A. И. Махвич-Мацкевич)
 

44. Заговор от порчи

Господи Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй раба Божия (имярек). Господи, благослови, Отче! Архангели, ангели Господни, Михаил и Гавриил, Уриил и Рафаил, иже зрят в двери Господня, держат скипетры в руках, еже хранят ложе Господне; виде сил множество, архангел и рек: «Прокляните диявола, и он не прикоснется к рабу Божию ни в день, ни в нощи, ни на пути, ни в коем месте». Но соблюди, Господи Иисусе Христе, молитвами Пречистыя Ти Матери и всех святых ангел, всегда и ныне и присно, и во веки веков, аминь.

(Из Лечебника XVII в., ркп. Синод. Бпбл., № 481, л. 218, извл. Ф. Буслаев)
 

Источники заговоров от порчи, сглаза, колдовства и колдунов:

  • 1, 3, 5, 7, 8, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 22 — Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии. Собр. П. С. Ефименком, 1878 г.
  • 2 — Карманная книга для любителей землеведения изд. Русского Географического общества, 1848 г.
  • 6, 33 — Журнал Министерства Народного Просвещения, 1863 г., Ист. очерки народн. миросозерц. Щапова.
  • 9, 10 — Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия, М. Забылин, 1880 г.
  • 21 — Архангельские губернские ведомости, 1866 г.
  • 23, 25, 29, 32, 35, 37, 38, 39, 40, 41 — Археологическое Общество (Великорусские заклинания, Л. Н. Майков, 1869 г.)
  • 24, 36 — Библиотека для Чтения, 1848 г., т. ХС.
  • 4, 26, 27 — Памятная книга Архангельской губернии, 1864 г.
  • 28, 42 — Воронежские губернские ведомости, 1863 г.
  •  30 — Тульские губернские ведомости, 1861 г., № 11. 
  • 31, 43 — Великорусские заклинания, Л. Н. Майков, 1869 г.
  • 34 — Памятники старинной русской литературы, в. III.
  • 44 — Ф. Буслаев, Речь о народной поэзии в древнерусской литературе, приложение.

Смотрите также:

Заговоры от порчи и сглаза ребёнку


1 Вариант: так бы катилась с тоя рабы божия, с ясных очей, с бела тела и с ретива сердца, и век по веку от ныне и до веку.
2 Живое.
3 Если женат.

No votes yet

Добавить комментарий