Тютчев Фёдор Иванович.

Поминки

(Из Шиллера)

Yandex.Share

Тютчев Ф. И. | Стихи

 

Пала царственная Троя,
Сокрушен Приамов град,
И ахеяне, устроя
Свой на родину возврат,
На судах своих сидели,
Вдоль эгейских берегов,
И пэан хвалебный пели,
Громко славя всех богов...

             Раздавайся, глас победный!
             Вы к брегам родной земли
             Окрыляйтесь, корабли,
             В путь возвратный, в путь безбедный!

И сидела в длинном строе
Грустно-бледная семья:
Жены, девы падшей Трои,
Голося и слезы лья,
В горе общем и великом
Плача о себе самих,
И с победным, буйным кликом
Дико вопль сливался их...

           «Ждет нас горькая неволя
             Там, вдали, в стране чужой.

             Ты прости, наш край родной!
             Как завидна мертвых доля!»

И воздвигся, жертвы ради,
Приноситель жертв, Калхас,
Градозиждущей Палладе,
Градорушащей молясь,
Посейдона силе грозной,
Опоясавшего мир,
И тебе, эгидоносный
Зевс, сгущающий эфир!

             Опрокинут, уничтожен
             Град великий Илион!
             Долгий, долгий спор решен, —
             Суд бессмертных непреложен.

Грозных полчищ воевода,
Царь царей, Атреев сын,
Обозрел толпы народа,
Уцелевший строй дружин.
И внезапною тоскою
Омрачился царский взгляд:
Много их пришло под Трою,
Мало их пойдет назад.

            Так возвысьте ж глас хвалебный!
            Пой и радуйся стократ,
            У кого златой возврат
            Не похитил рок враждебный!

Но не всем сужден от бога
Мирный, радостный возврат:
У домашнего порога
Многих Керы сторожат...

Жив и цел вернулся с бою —
Гибнет в храмине своей!.. —
Рек, Афиной всеблагою
Вдохновенный Одиссей...

            Тот лишь дом и тверд и прочен,
            Где семейный свят устав:
            Легковерен женский нрав,
            И изменчив, и порочен.

И супругой, взятой с бою,
Снова счастливый Атрид,
Пышный стан обвив рукою,
Страстный взор свой веселит.
Злое злой конец приемлет!
За нечестьем казнь следит —
В небе суд богов не дремлет!
Право царствует Кронид...

            Злой конец началу злому!
            Правоправящий Кронид
            Вероломцу страшно мстит —
            И семье его и дому.

Хорошо любимцам счастья, —
Рек Аякса брат меньшой, —
Олимпийцев самовластье
Величать своей хвалой!..
Неподвластно высшей силе
Счастье в прихотях своих:
Друг Патрокл давно в могиле,
А Терсит еще в живых!..

           Счастье жеребия сеет
           Своевольною рукой.
           Веселись и песни пой
           Тот, кого светило греет!

Будь утешен, брат любимый!
Память вечная тебе!..
Ты — оплот несокрушимый
Чад ахейских в их борьбе!..
В день ужасный, в день кровавый
Ты один за всех стоял!
Но не сильный, а лукавый
Мзду великую стяжал...

           Не врага рукой победной —
           От руки ты пал своей...
           Ax, и лучших из людей
           Часто губит гнев зловредный!

И твоей теперь державной
Тени, доблестный Пелид,
Сын твой, Пирр, воитель славный,
Возлияние творит...
«Как тебя, о мой родитель,
Никого, — он возгласил, —
Зевс, великий промыслитель,
На земле не возносил!»

            На земле, где все изменно,
            Выше славы блага нет.
            Нашу персть — земля возьмет,
            Имя славное — нетленно.

Хоть о падших, побежденных
И молчит победный клик,
Но и в родах отдаленных,
Гектор, будешь ты велик!..
Вечной памяти достоин, —
Сын Тидеев провещал, —
Кто как честный, храбрый воин,

Край отцов спасая, пал...
            Честь тому, кто, не робея,
            Жизнь за братий положил!
            Победитель — победил,
            Слава падшего святее!

Старец Нестор днесь, маститый
Брашник, кубок взяв, встает
И сосуд, плющом обвитый,
Он Гекубе подает:
«Выпей, мать, струи целебной
И забудь весь свой урон!
Силен Вакха сок волшебный,
Дивно нас врачует он...»

            Мать, вкуси струи целебной
            И забудь судеб закон.
            Дивно нас врачует он,
            Бога Вакха дар волшебный.

И Ниобы древней сила
Горем злым удручена,
Соку дивного вкусила —
И утешилась она.
Лишь сверкнет в застольной чаше
Благодатное вино,
В Лету рухнет горе наше
И пойдет, как ключ, на дно.

            Да, пока играет в чаше
            Всемогущее вино,
            Горе в Лету снесено,
            В Лете тонет горе наше!

И воздвиглась на прощанье
Провозвестница жена,

И исполнилась вещанья
Вдохновенного она;
И пожарище родное
Обозрев в последний раз:
«Дым и пар — здесь все земное,
Вечность, боги, лишь у вас!

            Как уходят клубы дыма,
            Так уходят наши дни!
            Боги, вечны вы одни, —
            Все земное идет мимо!»

1850-начало 1851 (опубл. 1851)


Перевод хоровой песни Шиллера «Das Siegesfest» («Победное празднество»).

Ещё никто не проголосовал

Добавить комментарий