Свадебные обычаи и песни в Толвуйской волости (Республика Карелия).

Барсов Е. В.

Yandex.Share

Фольклор   Свадебные песни   Поверья, обычаи и традиции

 

Свадьбы производятся просто – с согласия жениха и невесты, которому и сами родители бывают не вольны сопротивляться. Начинают так: холостой, подговорив девицу, старается залог взять от неё – какую-либо дорогую вещь из её приданого; потом едут свататься к отцу и матери, едут несколько человек. Сватовство всегда бывает поздно вечером. На сватовстве угощают сватов – первое – водкою, а главная принадлежность угощения - приготовляют яичницу на сковороде и сканые тонкие пироги, вареные в масле на сковороде. Если доводится до того, чтоб уговариваться о свадьбе, зажигают свечку, молятся богу, назначают дарева̀ и на сватовстве сватовьям дают по полотенцу (богатые – еще по рубашке), а свекрови посылают сорочку в подарок от невесты.

На другой день после сватовства, невеста как встанет, начинает причитывать:

Я долго спала невольна красна девушка,
Сего утрушка господняго,
Сплю до зорюшки раноутренной
И до белаго до светушка,
До выставу солнца краснаго.
Как сегоднишним господним долгим денечком,
Приотказана у желанных родителей
От столов да от дубовыих,
От стряпеюшки суѐтливой,
Приотказана у желанных родителей
От самоварчиков золоченыих,
От кофейников лужоныих,
От разливу малых чашочок.
Как до этого господня божья утрушка
Я ставила самовары золоченые
И кофейнички лужоныи,
И розливала малы чашечки,
И полна я гостей да приходящиих.
Но сегоднишным господним долгим утрушком,
На весельи мои желанные родители
Избывают меня, белой лебедушки.
Сего денечка господняго
У моих да у желанных родителей
Принаставлено к столам да дубовыим
И стряпушки-распорядчики,
И к разливу малыим чашечкам разнощички.
Вы послушайте, желанныи родители,
Вы приставьте-тко советных милых по̀дружек,
За ключевою сходите водушкой –
Мне размыть да сего дня господняго
Свое личушко бумажное1.
Вы подите-тко, советны милы по̀дружки,
Ко крутому красну бережку
И почерпните-тко ко мне, подневольной красной девушки.
Что-то долго заходилися советныи милы по̀дружки,
Застоялися с остудничком с чужателем,
С младым сыном отецким разговорами занимаются.
Им сулит да млад отецкой сын,
Сулит штофику разубористаго,
Поголевой (?) парчи сулит да по парчовичку,
На млады головушки он по розовой косыночки,
Во русыя волосоньки он по алой сулит ленточки;
Он еще сулит, млад отецкой сын,
На резвыи ноженьки чулочики шелковыи
И башмачки козловыи.
А и вы, советныи милыи по̀дружки,
Не измою я лица белаго
Сего дня божья господняго.
Манитѐ меня, советныи милыи по̀дружки,
И в обман да дело делаете:
Вы берете от млада сына отецкаго
Изо многих чесных дорогих подарочок –
Сметы нету в золотой казны безчотной –
Вы берете всяких сладких напиточок,
Сахарных закусочок.
Нунь послю я вас, советныи милыи по̀дружки,
Покажу я вам путь длинную дороженьку:
Ей, сходите-тко вы на Лодейно чисто полюшко,
На Лодейном на полюшки
Три подкопые колодца,
Там срубочки да серебра,
Почерпушечки есть золоченыи, -
И зачерпите-тко ключевой свежой водушки.
Что-то долго советныи милыи по̀дружки заходилися,
В разстанях верно оны да замешалися,
Во лесах да заблудилися,
За перевозами оны да застоялися.
Нунь пришли советныи милыи по̀дружки,
Со ключевой пришли оны со водушкой:
Покажите-тко, советныи милы по̀дружки,
Вы подайте-тко в белы мои ручушки
Ключевую свету водушку –
Мне измыть да лицо белое.
Манитѐ меня, советныи милыи по̀дружки,
Эта водушка мучоная,
Эта водушка брожоная,
Не измою личика белаго
Как по этому по чистому по полюшку,
Как ездит млад отецкой сын
На своем да на добром коне;
Он во первом во колодце
Напоил да коня добраго –
Стала водушка мучоная,
Стала водушка брожоная;
Он во другом во колодце
Помочил да плётку шолкову;
Он во третьем во колодце
Сам искушал ключевой воды.
Не измою лица белаго
Сего дня божья господняго
Этой водушкой мучоноей,
Этой водушкой брожоноей.
Вы сходите-тко, советны милы по̀дружки,
Хоть да̀льня путь широка дороженька
Ко славному ко Питеру,
Ко царю да в зеленой садок;
Как у царя да в зеленом саду
Три колодца подкопныих,
В них срубочки серебряныи,
Почерпушечки в них да золоченыи,
И замочики положены окованыи,
Сторожа поставлены там верныи.
Доложитесь-ка, советныи милыи по̀дружки, -
У сторожов-то вы да верныих
Почерпнуть вам ключевой да водушки.
Что вы долго заходилися, советныи милыи по̀дружки,
В росстанях да замешалися,
Во лесах да заблудилися,
И за перевозамы застоялися.
Подошли милы советны по̀дружки,
Подошли да со ключевой свежой водушкой.
Покажите-тко невольной красной девушки;
Вы подайте-тко на белы мои ручушки.
Манитѐ меня, советны милы по̀дружки:
Все ведь водушка мучоная,
Все ведь водушка брожоная.
Там-то ездила дочь царская
На своем ли на добром коне,
Прогуливалась она в зеленом саду,
В первом колодце напоила коня добраго,
Как во другом во колодце
Помочила плетку шолкову,
И во третьем во колодецы
Сама искушала ключевой воды –
Стала водушка мучоная,
Стала водушка брожоная;
Не измою лица белаго.
Нунь пошлю я вас, советны милы по̀дружки,
Я на Свирь да быстру реченьку.
На Свири да быстрой реченьки
Бежит водушка быстрешенько,
Несет водушку скорешенько:
Не мутится ключева вода.
Тут почерпните-тко ключевой свежей водушки,
Принесите-тко ко мне, подневольной красной девушки,
В розстанях да замешалися,
В лесах да заблудилися,
За перевозами да застоялися.
Подошли, советны милы по̀дружки,
Со ключевой со свежоей водушкой:
Вы подайте-тко на белы нуньче рученьки,
Я приму, возьму на белы нуньче рученьки
Я свежую ключевую да водушку,
Я от миленьких советных милых по̀дружок,
Измывать да буду белое свое личушко;
Эта водушка да не мучоная,
Эта водушка не брожоная;
Притрудила вас, советных милых по̀дружек,
Ходячи по дальным по сторонушкам.
Благодарю я вас, советны милы по̀дружки,
За ключевую да свежу воду.
Принеси-тко, советны милы по̀дружки,
Мне разшивленое тонкое полотенышко –
Утирать да надо бело личушко:
Было вышито на разшивленом полотенушке
И цари да со царицами,
Короли да с королевами,
И с полками да государевыма,
И с русскими с военными,
И с угревным красным солнышком,
И со светлым со месяцем,
И со частыми со звездочками.
Благодарю я вас, советны милы по̀дружки,
На разшивленом полотенушки.
Видно девушки есть вы̀школьныи,
Видно девушки ученыи
Есть при умныих желанных родителей,
При разумной есть роды вы и племени.

По вечеру невесту в байну зовут; девица отпирает дверь и начинает приплакивать говоря:

Отворись-ка дверь дубовая,
Как по пя̀тничкам булатныим,
По этим ли петелкам шелковыим!
Мне воздать поклон, невольной красной девушки,
Старушкам стародревниим,
Старикам отдать почтенныим:
Вы пожалуйте во теплу парну баѐнку,
Не чешитесь, ни побайдайтесь2;
Ни про вас да байна топлена,
И ни про вас байна готовлена,
Ни про вас да вода ношена:
Байна топлена, готовлена
Про советну милу по̀дружку.
Мне воздать поклон, души красной девушки,
Мне вдовам благочестивыим,
И солдаткам горегорькиим:
Вы пожалуйте во теплу парну баѐнку,
Не чешитесь, ни побайдайтесь,
Ни про вас-то байна топлена,
Ни про вас да вода ношеная:
Байна топлена, готовлена
Про советну милу по̀дружку.
Мне воздать поклон, души красной девушки,
Ко печеньки кирпичной,
Ко большушке-распорядчитке:
Вы пожалуйте во теплу парну баенку,
Ни чешитесь, ни побайдайтесь;
Ни про вас-то байна топлена,
Еи про вас да вода ношена:
Байна топлена, готовлена
Про советну милу по̀дружку.
Нунь воздам поклон, душа да красна девушка,
В полоненей разоренной задней уголок,
Ко миленькой советной моей по̀дружки,
К подневольной души да красной девушки.
А вы пожалуйте, советна мила по̀дружка,
Во теплую парную баенку,
Да во баеную умыванику.
Истопила я тебе теплу парную баенку,
Изготовила и износила
Ключевой тебе я водушки.
Ты послушай-ко, советна мила по̀дружка,
Я ни дровцамы топила, ни поленицамы,
Ни лучиной разжигала, ни сосновоей.
Я ходила во три чистыи во полюшка,
Принимала я три деревца кипарисных
И разсекала я на тридевять поленечок,
Истопила тебе теплу парну баенку,
С теплой парной вышла баенки
На прогулушку, на широку на уличьку, -
Как зазвонили колокольцы Петербургския,
И принаехал-то остудник, млад отецкой сын,
Ко моей ли теплой парноей ко баенки;
Он ведь здеся-т со мною, доброе здоровьеце!
Тебе Бог помочь, душа да красна девица;
Ты пусти меня во теплую парну баенку,
Впереди своей советной милой по̀дружки,
К подневольной душы да красной девушки,
И за мною ты бери да золотой казны бессчетной
И честных дорогих подарочек.
И ни на что да ни позарилась,
А и ты миленька советна мила по̀дружка,
Нунь пойдете-тко во теплу парну баенку,
Во мою ли да умываленку.
А и ты, миленька советна мила по̀дружка,
Ты проси ныньче у родители, у матушки
Ты шелкова парна веничька
И мылья с умывальями;
Проси тазичьков теперь да золоченыих
И тонку белую просите нынь рубашечьку,
Хоть худеньку проси за перемывочку.
Воскормитель мой, родитель, сударь-батюшка,
Я спрошу тебя, невольна красна девушка,
Промощѐны ль у тебя мо̀стички дубовыя
От крылечушка перскаго ко теплой парной баенки,
И ставлены ль у тебя столбики точеныи,
И положены ли у тебя гвоздочки золоченыи,
Понавешаны ль занавесточки шелковыи,
Поразосланы по мостам до по дубовым
Суконца одинцовыи,
Чтоб башмачки мои да ни грезнилися,
Чулочки мои да ни маралися;
Да и любимых сердечных повозничков3
И верных сторожителей,
И надежных провожателей,
Чтобы сберегли да мою волю-волюшку,
Сего дня господняго
От остудничка, млада сына отецкаго.

Потом приходит невеста с байны:

Благодарю тебя, советна мила по̀дружка,
Что истопила теплу парную баенку:
Я измыла свою вольную волюшку.
Благодарю я вас, светушки-братцы родимыи,
Что сберегли да мою вольную волюшку,
Уплетите-тко, советны милы по̀дружки,
Мою вольную волюшку.
Вы уплетите-тко мелко мою русую мою косыньку,
Заплетите-тко, советны милы по̀дружки,
Во мою русую во косыньку,
В корешок вплетите-тка саблю вострую,
А ополу̀ косы̀ вплетите мою косаньку
Круглое малое озерышко,
На конец вплетите моей русой косаньки
Востры ножечки булатны
И накладите-то колючиих булавочек.
Как сегоднишним господним долгим денечком
Принаступится остудник, млад отецкой сын,
На мою-то дорогу̀ волю бажоную,
Расплетатьто станет вольной волюшки,
Разрушать-то станет косоплеточек,
Он наколет ручки белыи
И обрежет ручки белыи
Во ножички булатныи;
До полу дойдет моей волюшки до круглой,
До малаго озерышка,
Приутупе в кругло малое озерушко,
Приизмочит свои цветны платьица, -
Тут отступится от вольной моей волюшки,
Станет по полу похаживать,
Ручками белыми помахивать,
Станет тряпочек попрашивать,
Белых ручушок завязывать,
Цветно платьицо изсушивать.
Позабудет мою вольную волюшку, -
Приостанусь со своей воли бажоной,
У своих да у желанныих родителей.

В назначенный день с обеих сторон созывают родственников и съезжаются к невесте.

С поездом едут к невесте; дружки едут впереди и приезжают к невестину дому прежде поезда, и поколотятся под окном: «Есть ли, есть ли в сем доме живущем, во светлой светлицы, во столовой горнице княгини молодой батюшко родной такой-то? Если спит, так пробудите; куда ушел, так поищите и к нам сюда его приведите. Здорова ли у вас княгиня молода̀? А наш молодой князь низко кланяется, а до княгини молодой добирается. Есть ли у вашей княгини молодой про нашего князя светлыя светлицы, столовыя горницы, столики дубовые и стулички клеповые, ложечки серебряныя, самоварики золоченые и кофейнички луженые, про коней конюшни, про шлею сараи, коням сена по ушей, а овса по хвосту?» Отец невесты выходит и говорит: «Все найдется для вас, будет точно в самый раз!» Тогда дружек подчивают водкой с закуской – пирогом и говорят в ответ: «Наша княгиня молода̀ добра-здрава; князю молодому низко кланяется и всему княженецкому поезду».

Потом дружки приезжают с поездом на отдельную квартиру и идут во второй раз к невесте на дом; а там, у невесты, изобран староста и посажен за стол. А тут дружки говорят: «А кто у вас за столом сидит?» Староста отвечает: «Я, избранный красныма девушками и молодыма молодушками, хозяином поса̀жен и пополу заключен». Тогда дружки подносят старосте водки; староста выпьет и сам говорит: «А вы как могли в наш дом господской пройдти? У нас были у ворот приворотники, а у дверей придверники, а у крыльца были собаки самоедския4». Отвечают дружки: «А мы ехали путем-дорогою, дичины настреляли и кобелям подарили, а кобели нас и пропустили; а придверников и приворотников да и стольников золотом и серебром подарили, и оны нас пропустили». А староста говорит: «А у нас княгины молодой дома нет, уехала прогуливаться – ни знаем куда». Дружки говорят: «А наш князь молодой ездил прогуливаться по чистому полю, и она его увидала и весьма испугалася, и домой ворочалася: наде быть ей при доме». Староста говорит: «А наша княгиня приезжала домой и повернулася белой колпицей и улетела». Тогда дружки говорят: «А наш князь молодой в это время ходил за охотою, стрелял гусей и белых лебедей и добирался до белой колпицы; а ваша княгиня молода услыхала громкой выстрел и весьма испугалася и домой ворочалася: должна она при доме быть». Тогда староста говорит: « Когда вы много знаете, то можете ли знать морскую глубину и небесную вышину?» Тогда дружки говорят: «Вы речь выше ума начинаете, А Христу имя знаете ли?» Тогда староста говорит: «Наша княгиня молода̀ добра-здорова и при доме находится, князю молодому низко кланяется и дарит вас, дружек, верных служек!» И подарят их полотенцем и свяжут через плечо, и так ходят. А потом их приглашают в гости и садят за стол и подчивают – у кого что припасено.

Потом подводят невесту к столу; тут она начинает причитывать:

Пораздвиньтесь-ка, народ да люди добрыи,
На две, на три, на четыре сторонушки,
Мне пройдти было, невольной красной девушки,
В почесной да большой угол,
Ко столам да ко дубовыим,
Ко гостям да низнакомыим.
Что̀ за дивушко во почином большом углу удивилося?
Во родительском во почостном во большом углу
Зима стоит да студеная,
Со крещенскими да морозами.
Подошло сюда да сине морюшко
Во почетный да во большой угол,
Сине море стоит да со пристынямы,
А пристани-то стоят да с кораблями,
С полотняными стоят парусамы,
Со товарамы стоят да с дорогима,
А за столом сидят распочесны,
Честны гостюшки,
Со женами сидят да со молодыма,
Со дочерямы сидят да со хорошима.
Мни нельзя пройдти-придвинуться
Что ль ко столичку мне да ко дубовому;
Супротив миня, невольной красной девушки,
Стоит стенушка городовая
И лединка с лесом с темныим:
Мни спросить надо, невольной красной девушки,
У млада сына отецкаго
И у разсказа-свата бо̀льшаго,
И у гостей да незнакомыих:
Вы куда, гости, поехали,
А вы что̀, гости, проведали;
Здесь нет праздничка господняго,
Нет погостов здесь столбовыих,
Нету улицок рядовыих,
Нету лавочок торговыих,
Нету синяго здесь морюшка,
Нету пристаней у нас да корабельныих,
Нет проливов с синих морюшок.
Опознала я нынь-теперь да красна девушка, -
Видно быть делу неплохому,
Быть кружку да молодецкому,
Поезду княженецкому,
Видно быть брюдьгам боярыням,
Видно быть князю молодому.
Я спрошу тебя, да млад отецкий сын:
Что стоит стена теперь да городова,
А лединушка стоит да с лесом темныим,
Воспринемщичок крестовой стоит батюшка,
Воспринемщичька крестова стоит матушка,
Лединка с лесом темныим,
Со породушкой стоит родовитоей,
Со сестрицам стоят да со родимыма,
Со тетушкамы стоят да со братушками, -
Ты чем станешь дарить, млад отецкой сын,
Породушку мою да родовитую?
Я скажу тебе, млад отецкой сын,
Тебе чем да дарить надо:
Во-первых, даря, да млад отецкой сын,
Родителя да батюшка,
И во-вторых, дари родитель мою матушку:
А родителя дари-тко моего батюшка,
Тулупчиком дари енотовым,
А родитель мою матушку
Сапожкамы ты да ведь сафьянными,
А воспринемщичка крестоваго батюшка
Дорогим дари сукном да одинцовыим,
А крестовую мою матушку
Дари штофичком ты да разузористым,
Мою породушку всю даровитую
Дорогим ситцем да Екинажеским,
А советных милых по̀дружок
Дари розовыми косыночкам.
То не то стенушка да поразстроится,
А и лединушка да пораздвинется,
Красна девица к дубову столу придвинется.
Вы пожалуйте подносы золоченыи
И со хрустальными со светлыми со рюмочками.
Ты возьми теперь, воспринемщик, кресной батюшка,
Те графины с зеленым вином
И со сладкою со водочкой,
И наливай-ка ты, воспринемщик, кресной батюшка,
Этих гостюшок незнакомыих:
Испей, выкушай пожалуйста
Малу чару зелена вина;
Обойдти-ка мне не можно,
А покориться мне ни хочется
Тебе, князю именитому,
Человеку превеликому.
Становитесь нынь пожалуйста;
Встань на ноженьки на резвыи,
На сапожки да на козловыи;
Изволь выкушать-пожаловать
Малу чару зелена вина
От княгинушки порученоей:
Есть не горько зелено вино,
Сладким медком поливано,
Белым сахаром посыпано.
Расхорошая ты есть ягодиночка,
Расхороший, расприумной доброй молодец;
Твои желтые кудерушка,
И по всякой волосиночки
По скатной по жемчужины,
Твои бровушки чорна соболя,
Твои очи ясна сокола,
Белота в лице бела да снегу белаго,
Красота была солнца краснаго;
Ты сидишь – будто свеща горит;
Твои речушки да умешеньки,
Разговорушки твои да виселешеньки,
И походочка твоя да щепетлѝвая:
Подойдти мне ко разсказу-свату бо̀льшому,
По суду ведь по Божьему –
Ко младу сыну отецкому:
Воспринемщик, кресной батюшко,
Тебе Бог судит, разсказ да сам-большой,
Сват-разоритель ты красным девушкам,
Погубитель нашим вольным волюшкам;
Тебе Бог судит, да разсказ – большой сват;
А на поле бы росло у тебя да со метлицею,
На гумне да со торицею,
А на дворе да скот рогатой не плодился бы.
Изволь выкушать ныньче да пожаловать
Малу чару зелена вина
От княгины – меня – поручоноей:
Есть не горькое у нас да зелено вино,
На медку вино развожено,
Сахаром вино посыпанное.
Мой поклон да понизешенек,
Дубоваго стола гостьицы,
Молодого князя брюдгушка;
По суду да ведь по Божьему,
По младу сыну отецкому
Воспринемна крестова прийдет матушка;
Стань на ноженьки на резвыи,
На чулочки на шелковыи,
На башмачики на козловыи.
Извольвыкушать нынь пожаловать
Малу чарочку зелена вина:
Есть негорько зелено вино,
Сладким медком поливано,
Белым сахаром посыпано.
У крестовой моей матушки
У ней бровки черна соболя,
У ней очи ясна сокола.
Белотушка снежка белаго,
Красна-баса солнца краснаго,
Походочка щепетливая,
Разговорушки учливыи,
Прирозумныих родителей,
Прихорошаго роду-племечка.
Восприемщичка, крестовая матушка,
Быть заступушка по мне да заборонушка
На остудушки на чужой на сторонушки.
Мой поклон да понизешенек
Всему кружку нынь да молодецкому,
Всему поезду нынь да княженецкому,
Брюдгам-то вам да всем боярыням.
Ты гляди же нынь, да млад отецкой сын,
Со кружком да молодецкиим,
Со породушкой да именитой,
Со воспринемщичкой крестовой,
Гляди – с матушкой,
Чтобы после тебя да ни спокается,
Не гневить миня, невольну красну девушку,
И не стыдить бы лица белаго.
Ты гляди-тко, млад отецкой сын:
Я тонка быдто̀ тевичька,
Зелена быдто тровиночька,
Я станом ни становитая,
Красотой ни красовитая;
У меня, у красной девушки,
Ко стулу да ко дубовому
Было росту принаставлено,
Толщины было прибавлено,
Красоты в бело лицо принакладено.
Вы глядите-тко, смотрите красну девушку,
Чтоб опосли вам да ни покается.

Когда от стола невесту поведут, она причитывает следующее:

Я ни в зеленом саду да побывала,
Не молоковую траву потоптала,
Не лазоревы цветы да сорывала, -
Побывала я во почесном во большом углу
И постояла у столов да у дубовыих
И поглядела я на млада сына отецкаго.
Три грозы мне придал млад отецкой сын,
Три великия:
Перву грозушку дал превеликую –
Взглянул глядушком невеселыим;
Другу грозушку дал превеликую –
Он вздохнул да тяжелешенько;
Третью грозушку дал да превеликую –
Прижал он мою белу ручушку,
Изломал на правой ручьки золото кольцо.
Как со этого со страху-переполоху
Подломились мои резвыи ноженьки,
Подражали мои белыи рученьки
Со этыма подносамы золочоныма,
Со малыма со винныма со чарочками –
Зелено вино по подносу разливалося
По моему по цветному портнищечку,
По золоту манищечьку;
Мое цветное портнищечко
По швам да расшивалося,
Мое золото манищечько
По паям да распаялося,
Скатны жемчужки мои да перебраныи
По жемчужинки они да раскатилися,
Красотушка-басотушка
С бела личика потирялася.
Вы желанные мои родители,
Мне-ка трои, люди, надобно:
Мни-ка перво, люди, надобно –
Сшить мне цветное платьицо,
А мни-ка друго, люди, надобно –
Собрать скатны мелки жемчужки,
Садить сеточка жомчужная,
Мне еще да красной девушки
Класть краса-баса-угожество
Во свое бело личушко.

Затем невеста «отдает волю» и притом причитывает так:

Ты прости, прости, разоренной задний уголок,
Затулушка, прости, да синя завеска,
Вы оконички, простите-тко, стекольчаты,
Вы простите-тко, косивчаты окошечки,
Вы простите-тко, брусовы белы лавочки,
Где сидела подневольна красна девушка –
У своих у желанных родителей;
На брусовой белой лавочки
Я за пяламы сидела за точоныма,
За тамбурушкой сидела золоченоей,
Гди спевала жалки песенки,
Спотешала я волю вольную.
Соберитесь-ко, любимы сродцы-сродники,
Мои милыи желанные родители,
Ко разлукушки по вольней пойдем волюшки,
Буде здынутся, желанныи родители,
Ваши белыи ручушки
Разрушат моих да косоплеточек,
Вынимать да моих алых ленточек,
Разлучать-то меня с вольной волюшкой, -
Ни отдам-то я вам, желанныи родители,
Своей вольной волюшки.
Вы, родители теперь да престарелыи,
Потеряете, оброните волю вольную;
Мы пойдемте на крылечушко переное,
На широкую на уличку, -
Пусть полетит моя вольная волюшка:
На остудушку лети на чужую сторонушку,
Ты за горушки лети за высокия,
Ты за лесушки лети за дремучии,
За Опегушка лети за широкия,
И ко славному лети да ты к Питеру,
Ко бурлакушкам лети да Петербургскиим;
Путь-ка волюшка моя да покрасуется.
Ты еще лети, да моя вольна волюшка,
Ты в Кронштадт лети к солдатам государевым,
Как солдатушки да новобраныи
Под неволюшкой живут да под великоей,
Под грозой живут да ни под малоей, -
Приставлю я свою волю божскую
Я у этых у солдатов государевых:
Ты живи-тко, моя вольная волюшка,
На их да приберегушка;
Сберегайте-тко мою вольную волюшку
Вы, солдатушки государевы.
Потеряла, обронила волю вольную!
Мне пойдти во хоромное строеньицо,
Мне-ка взять-то прощеньицо со благословеньицом
У желанных моих родителей.

После воли, жениха и невесту в сенях сводят в одно место, и говорит жениху вопленица: «Вот тебе тетерька ни щипленая; сам тереби, а от людей береги». Тогда жених берет невесту за волосья и три раза повернет и поцелует. После приходят в дом и садят жениха и невесту на подушку; и говорят: «садили на квашню». Потом едут к венцу в церковь. Когда из церкви привезут молодых, то встречают их с пресным молоком на ступенях или на лестнице; поют их молоком и роют или бросают через молодых житом, и благословляют иконою. Потом сокрутят, посадят за стол, - и бывают тут хвалины (то есть, снимают фату с молодой) и подарки со стороны невесты. Дружка прикликивает к столу – в начале отца: «Час, перечас, призамолкните! Час, красныи девицы, молодыи молодицы, горшечныи пагубицы! Есть ли, есть ли в сем доме живущем у князя молодого батюшка родной имярек. Если нет, так поищите; куда ушёл – так поищите; а если спит, так разбудите и к князю молодому к столу приведите». Тогда приходит отец к столу, и дарит отца невеста подарками; также и мать, и сродников. Потом за здравие новобрачных бывает попойка – у кого что припасается.

Свадьба всякая производится с отпуском, то есть, с колдовством, и то редкую свадьбу чуть не испортят: делают над новобрачными над семена, то есть, портят, отнимают действо. А власти наши не обращают на это никакого внимания.
 

Описаны крестьянином И. А. Касьяновым.

Источник: Барсов Е. В., «Памятники народного творчества в Олонецкой губернии».


1 То есть, белое как бумага.
2 Не почесывайтесь.
3 Проводников.
4 В смысле злых, никого не пропускающих.

Жанр: 
В среднем: 10 (1 голос)

Добавить комментарий