Деревянный орёл.

Русская народная сказка

Yandex.Share

Фольклор   Русские народные сказки   Русские народные загадки
из сборника "Русские народные сказки" А. А. Фёдорова-Давыдова

 

Иллюстрация из книги "Русские народные сказки", т. 2, из сказки "Деревянный орёл".

 

Зашли как-то раз в харчевню в праздничный день столяр из простых крестьян да золотых дел мастер, цеховой, из мещан. Сели они за стол и спросили себе зелена вина: столяр на пятачок себе спросил, а золотых дел мастер на гривенник заказал. Выпили приятели вина, зашумело у них в голове – они и заспорили.

- Я, - говорит позолотчик, - богаче тебя и выше, потому что я на гривенник вина себе заказал.

- Ан, врешь, - отвечает столяр, - хоть я и на пятачок угостился, а выходит, что я богаче тебя, потому что меньше твоего зря денег извел!..

Ну, вот так-то, слово за словом, они и заспорили, зашумели, а там дело и до драки у них дошло… На ту пору шла мимо харчевни царская стража, услышала шум в харчевне, зашла туда.

- Вы чего тут озоруете?.. – спрашивает.

Вот сейчас забрали добрых молодцов и прямо к царю обоих и представили.

В старину-то и всё так водилось, попросту, какое ни на есть дело – все к царю да к царю.

В то время самому-то царю недосужно было, - он и послал добрых молодцев к царевичу дело разобрать. Вот царевич и спрашивает приятелей:

- Что, ребятушки, надо вам?.. По какому такому делу вас до меня привели?..

- Да вот, ваше высочество, - говорят столяр и позолотчик, - явите такую божескую милость, разберите наше дело, рассудите по правде истинной!..

Выслушал царевич их по порядку, как дело было; подумал, подумал, да и говорит:

- Вот что, братцы! Мудрено мне этак-то рассудить, кто из вас двоих богаче, кто беднее… А вы вот что лучше, - сделайте-ка мне по такой вещице, чтобы каждый из вас всю сноровку, весь свой талант показал, да чтобы я, глядя на то, диву давался. И который из вас хитрей вещицу устроит, - ну, тот и есть самый богатый человек!

- Что ж, - говорят приятели, - это можно, ваше высочество! Умные речи слушать приятно. Извольте, ваше высочество, ужо смастерим вам диковинок, а уж кто кого осилит, - извольте по чистой совести сами рассудить!..

Вот месяца этак два спустя и пришли опять к царевичу столяр да золотых дел мастер.

Принес золотых дел мастер с собой шкатулку, а в шкатулке у него что-то позвякивает; а столяр за плечами мешок притащил, а в том мешке у него всё что-то побрякивает. Ну, хорошо!..

Вышел к ним царевич и спрашивает:

- Ну, что, ребятушки, принесли свою работу?.. Показывайте, что вы такое удумали.

Сейчас золотых дел мастер шкатулку свою на стол поставил, отомкнул её и говорит:

- Извольте, ваше высочество, указать чан с водой сюда принести, потому инаяе я вам своей работы показать никак не могу.

Принесли чан с водой; мастер открыл шкатулку и вынимает оттуда трёх уточек, - совсем как живые, только из самого чистого червонного золота сделаны. И головками-то они вертят, и крылышками взмахивают, и носиками перышки перебирают!.. Разахался царевич, наглядеться на эту диковину не может. А золотых дел мастер и говорит ему:

- Это ещё что, ваше высочество! Извольте-ка вот что увидеть…

И сейчас же он в чан с водой золотых уточек спустил, - и пошли они плавать по воде, давай друг за дружкой гоняться да в воду нырять.

Диву дался царевич на такую вещь занятную и говорит:

- Важно, любезный!.. За такое твоё уменье сделаю я тебя при дворе старшим позолотчиком. Ну, - спрашивает потом царевич у столяра, - показывай теперь, что за штуку смастерил ты.

И сейчас же развязал мешок и давай из него вытряхивать на пол клинья да дощечки разные; целый ворох из мешка на пол высыпал.

- Вот, - говорит, - ваше высочество моя работа.

Отемнел царевич с лица и говорит:

- Нечего сказать, хорошая работа. Что ж это ты издеваться надо мной удумал?.. Ради насмешки клиньев сюда натащил?

Не смутился столяр на то нисколько.

- Никакой, - говорит, - тут насмешки, ваше высочество, нет, а ежели угодно вам мою работу видеть, извольте часом обождать, - я вам тотчас всю свою работу соберу!..

И сейчас же стал столяр клинья и дощечки одна к другой прилаживать и, мало спустя, сложил он орла огромного. И такой это был орёл чудесный, что и голову поворачивал, и глазами люто сверкал, и крыльями размахивал – вот-вот прочь улетит!..

И опять разахался царевич на штуку такую диковинную, - сам похаживает вокруг деревянного орла да руками разводит: что за притча такая? То клинья да доски были, а тут совсем заправская птица выходит!..

А столяр стоит той порой и только усмехается.

- Это что, говорит, - ваше высочество, чудо-то ещё не больно великое… А вот не будет ли вашей милости угодно на орла присесть и полетать на нём по поднебесью?!

- Да ужели же возможно? – спрашивает царевич. – Правду ли ты, такой-сякой, сказываешь?

- Будьте благонадежны, ваше высочество, - говорит ему столяр, а сам за клюв орла диковинного держит, - только сядьте на него, - он и полетит!..

- Нет уж, - говорит царевич, - не сяду я на твою птицу, потому что меня больно страх берет. Коли ты такой хитрец-выдумщик, что этакую птицу устроил, - так Бог тебя знает, что ты за человек такой, - может колдун ты и хочешь глаза мне только отвести да на беду какую-нибудь натолкнуть!.. Кто её знает, птицу-то твою; может, от неё со мной что недоброе попритчится!..

- Не извольте беспокоиться, ваше высочество, - говорит столяр, - ничего такого птица себе дозволить не может, потому как мной она самим из простого дерева слажена и, стало быть, в повиновении у меня находится…

-Ладно, - говорит царевич, - толкуй себе!.. А вот если и впрямь орёл твой летать может, - сядь же ты на него и у меня на виду покатайся.

- Ну, что ж, - говорит столяр, - с превеликим удовольствием.

И сейчас же вскочил он на орла, ударил его пяткой, - взвился орёл под самый потолок и давай летать по всем покоям царским, а столяр только и делает, что клинышками управляет.

Летал, летал столяр на деревянном орле и опустился, наконец, на пол.

- Ловко, - говорит царевич, - а ну-ка, добрый человек, поучи меня, как надо орлом управлять!..

Столяр ему сейчас же всё, что надо, показал; царевич сел на орла – и пошел летать по всем палатам царским. Вот, наконец, опустился он на пол, да и говорит столяру:

- Великий ты искусник и быть тебе всегда выше позолотчика. Оставайся у меня, и будешь ты у меня самым близким человеком, и жалованье я тебе положу хорошее!..

Ну, вот так и устроились золотых дел мастер и столяр при дворце у царевича и стали себе жить да поживать. А по соседству с тем самым царством жил-был некий иноземный король и была у него дочь-невеста, да такая красавица, что о ней слухом земля полнилась. И как очень она красива собой была, то и берёг её король пуще, чем зеницу ока. Построил он для неё вышку и засадил её туда за железными решётками, за чугунными дверями, за семьюдесятью замками. И няньку к королевне приставил, которая только одна к ней и захаживала, кормила её, поила, сказки сказывала, в кровать укладывала, а утром в наряды разные обряжала. И никто-то глазком единым королевну не видел, даже мать родная, а о посторонних людях и толковать нечего.

Вот и задумал царевич непременно, но что бы то ни стало, до королевны добраться. А как был у него под руками такой особенный орёл, из клиньев деревянных слаженный, который по поднебесью летать мог, то и под самую кровельку на вышке залететь ничего-то царевичу не стоило.

Подумал, подумал царевич о том и стал в путь-дорогу собираться; сейчас клинышки да дощечки из мешка повытряс, собрал птицу орла, сел на неё верхом - и был таков… Вынесся орёл из теремного окошечка, взвился под самые облака и понес царевича в царство иноземное. Летели они, летели, а уж ночь настала. И прилетают они, наконец, в королевство иноземное, к самой вышке подлетели, - глядь, а в тереме королевны в окошечке огонёк светится. Подлетел царевич к окошку, замок сшиб, решёточку выломал и входит в светлицу, где королевна жила. Увидала его королевна, испугалась и спрашивает его:

- Ты скажи, не утай, - кто ты таков, добрый молодец?..

- Так и так, - отвечает царевич, - я царский сын из соседнего царства. Прослышал я о твоей красоте писаной и захотелось мне на тебя посмотреть… А ты не бойся меня, королевна, - никакого я тебя зла не сделаю, посижу я у тебя, потолкуем кое о чём, а там я и домой улечу…

- Ну, - говорит королевна, - ежели ты правду сказываешь, так я очень довольна, потому что доброму человеку я всегда рада!..

Вот стали они друг с другом разговоры разные разговаривать, а как время к заре подходить стало, - сейчас царевич орла собрал и хотел, было, в окно лететь, а королевна и говорит:

- Смотри, добрый молодец, не забывай меня. А как стоскуется тебе, так и прилетай опять ко мне!..

- Спасибо, прекрасная королевна, - говорит царевич, - в скорости буду я у тебя снова!..

Сам на орла вскочил, да и был таков… На другую ночь, только смеркаться стало, опять царевич орла своего из клинышков собрал и полетел к королевне прекрасной в терем. А королевна уже ждет-пождет. Окошечко ему распахнула, брала его за руки белые, целовала в уста сахарные и пошли у них тут тары да бары без конца, вплоть до зорьки утренней. А как свет, - царевич опять на орла сел и был таков. На третью ночь царевич опять к королевне полетел, и так оно шло изо дня в день, и никто про то знать не знал, ведать не ведал. И няньке-то невдомёк было, что повадился к королевне добрый молодец на орле деревянном летать. Да только раз и слышит она, будто решётка загремела у окна. Вот она подкралась к двери в опочивальню королевнину, приникла ухом к замочной скважине и слышит, будто кто-то с королевной разговоры разные разговаривает. Глянула старуха в скважину глазом, да так и обмерла. Сидит рядом с королевной неведомый добрый молодец и тихо-тихо разговоры с ней ведет, а про что – неведомо…

Вот на утро раним-рано и побежала старуха-нянька к самой королеве да всё ей начисто и выложила, как дело-то было.

Опечалилась королева, отпустила няньку, а сама к королю пошла и всё ему доподлинно поведала.

Задумался король, да и говорит:

- А может, старой дуре-то со сна это попритчилось? Ступай-ка, сходи сама к королевне да всё доподлинно разузнай, - как и что.

Ну, пошла королева в терем на вышку к дочери и спрашивает её:

- Ну, что, доченька ты моя любезная, как ты живешь да здравствуешь? Всё ли по хорошему, по ладному у тебя идет?

- Спасибо, - говорит королевна, - матушка моя любезная. Всё очень хорошо!.. И всем, что ни есть, я довольным-довольна…

А королева тут ей прямо и говорит:

- А сказывай, кто таков у тебя по ночам в светёлке бывает?..

Ну, королевна видит, что никак ей невозможно от матери утаиться, - и заплакала она горько-разгорько и говорит:

- Точно, матушка!.. Летает ко мне удалой добрый молодец, царский сын. А какой он страны, какого рода, - я тебе про то нипочем не скажу, хоть пытай меня!..

Вернулась королева во дворец и поведала обо всём королю. Тот и говорит:

- Ладно. Иди к себе. Теперь дальше уж моё дело будет.

И призывает король к себе верного слугу и посылает его в терем королевнин, чтобы всё, как есть, доподлинно разведать. Вот поутру возвращается слуга к королю и докладывает обо всём.

- Так и так, - говорит, - ваше королевское величество, точно, не врет нянька; каждую ночь, только смеркнется, прилетает к королевне удалый добрый молодец на диковинной деревянной птице. И как влетит в светелку, - сейчас же свою епанчу на окно бросает, потом птицу на клинышки разберет и в мешок особый их уложит. И с тем самым мешком никогда-то он не расстается, - всё его подмышками, под епанчой носит… Чуть что стукнуло, брякнуло, - он живым манером из мешка клинышки вытрясет, птицу сложит, сел на неё – и был таков!

- Ладно же, - говорит король, - не нам с тобой мудреные вещи разбирать. А поди, созови сюда всех моих мудрых советников, мудрецов, - пускай они мне всё это дело объяснят, растолкуют.

Вот как собрались советники и мудрецы, король им и говорит:

- Вот что, господа мудрецы, загадаю я вам загадку мудреную. Кто мудро решит и меня уму-разуму наставит, того я золотом осыплю и первым человеком в нашем царстве сделаю. А ежели никто из вас ничего мне не скажет, никакого ответа не даст, - почну я десятого по ряду в солдаты забривать.

- Что ж, - говорят советники и мудрецы, - извольте, ваше королевское величество, загадку нам вашу загадывать.

Король и говорит:

- В некотором царстве, не в нашем государстве, вот какое дело неладное случилось…

И рассказал им к ряду обо всём, а под конец и спрашивает их:

- Как бы теперь этого доброго молодца-разбойничка изловить, господа мудрецы?..

Думали, думали мудрецы, и на пальцах гадали, и бобы разводили, и карты раскладывали, однако, ни до чего не додумались. Только один изо всех мудрый оказался.

- Вот, - говорит, - ваше королевское величество, какую штуку можно устроить, чтоб того разбойника словить живьем. Кабы вымазать смолой все окна в опочивальне у королевны, то как только прилетит к ней добрый молодец да скинет свою епанчу на окно, - о ту пору епанча к смоле пристанет, а по той епанче разбойника этого сыскать королевскому величеству вовсе немудрено будет!..

Пришелся этот совет королю по сердцу; сейчас же по указу королевскому пошли слуги королевские в терем и все окна смолой вымазали…

Только ночь на двор, а царевич и прилетел на своём деревянном орле. Прилетел на орле, сунулся в окошко, епанчу свою сбросил и только, было, хотел птицу свою на клинышки разбирать, - ахнула королевна, бросилась к нему говорит:

- Ах, друг ты мой любезный!.. Зачем ты епанчу свою на окно бросил?!, Хотят тебя королевские советники выследить, и вымазали они все окна смолой, чтоб по епанче твоей тебя потом разыскать и королю во власть предоставить.

Испугался царевич, схватил епанчу, рванул её – одну полу-то и оторвал, потому что больно она крепко к смоле пристала.

- Нечего делать, - говорит царевич, - приходится мне о себе память и след оставить… Ну, да, авось, ничего худого не будет!..

Посидел царевич с королевной немного, потолковал кое о чём, потом на орла своего вскочил и улетел в своё царство.

Вот на утро и приносят королю полу от епанчи царевича. Сейчас же король указал ту полу на лоскутки изрезать и по всем суконным лавкам разослать, да наказал торговым людям, что ежели кто такого точно сукна спрашивать будет, - то чтоб хватали того человека и к нему на королевский двор его бы тащили, не мешкая.

А царевич прилетел домой и не знает, как ему теперь с оборванной епанчой к отцу на глаза показаться, потому епанчу эту царь ему сам подарил и наказал беречь её пуще глазу.

Вот и кличет царевич своего дворецкого и говорит ему:

- Так и так, вот какое дело вышло: нынче ночью собаки на меня набросились и епанчу изорвали. Ступай, сыщи точно такого же сукна, да только смотри, - без сукна и на глаза мне не смей показываться, не то худо тебе будет…

Ходил, ходил дворецкий по всем лавкам – нет такого сукна нигде, что хочешь, то и делай. А был о ту пору в их царстве иноземный купец из того самого королевства, куда царевич на деревянной птице летал. Вот дворецкий к нему и пошел, и говорит ему:

- Не можешь ли ты мне вот такого сукна раздобыть?.. У нас нет нигде.

Посмотрел купец на епанчу и говорит:

- Точно, такого сукна у вас быть не может – это иноземное сукно, из нашего королевства. Вот ужо поеду туда и привезу, коли надо!..

- Сделай милость, - говорит дворецкий, - охлопочи!..

- Изволь, - говорит купец, - близко через месяц привезу!.. Потому, сам знаешь, туда от вас больше недели ехать!..

Вернулся дворецкий домой, а царевич как узнал, что дело-то не скоро будет, - достал своего орла и говорит:

- Ну, мне его дожидаться некогда. Коли это из ихнего королевства сукно, так я и сам за ним живым манером слетаю!..

Сел на орла – и был таков. Летел он, летел и прилетает в соседнее королевство, опустился за городом, орла разобрал, в мешок клинышки сложил и пошел по лавкам ходить, сукна себе спрашивать. И только он епанчу свою показал, как схватили его за руки белые и повели на королевский двор. А там, худого слова не говоря, отвели его в комору, заперли его за решёткой железной и караул к нему приставили, потому что о ту пору королю недосуг было допросы ему чинить… Той порой дворецкий ждал, ждал царевича и день, и два, и три, - а его всё нет.

«Эх, - думает, - не случилось бы с ним беды какой… Не загремел ли он с орла-то своего деревянного да не расшибся ли грешным делом!..»

И пошел он к царю да всё, как дело было, и рассказал вчистую… А царь-то ничего про то знать не знал, ведать не ведал.

- Кто же это, - спрашивает, - деревянную птицу царевичу устроил?

- Да это, - говорит дворецкий, - столяр некий!..

Ну, царь сейчас во гневе указал столяра в кандалы заковать, а как золотых дел мастер на него злобился да наклеветал на него, что-де столяр-то колдун, - так царь и велел столяра угнать, куда ворон и костей не заносит. То-то вот нашему брату, по мужицкому делу, тише воды, ниже травы надо быть, а не выдумки разные выдумывать да в царскую свиту встревать…

Той порой царевич и день сидит, и два, и третий уж пошел, а его словно забыли. Затосковал царевич и задумал стражу свою обморочить. Вот он набольшего призвал и говорит ему:

- Грешен я перед вами, господа полицейские!.. Сказался я вам купецким сыном, но только я не купецкий сын, а морока из соседнего царства, который всякие фокусы показывает. И много я всяких диковинных фокусов умею.

Ну, набольший сейчас же и пристал к нему:

- Покажи да покажи, как ты глаза отводить умеешь.

- Что ж, - говорит царевич, - с нашим удовольствием. Только выведи меня на двор, там-то посвободнее будет!..

«Что ж, - думает набольший,- уйти-то ему некуда. А чуть что он неладное замыслит, мы его, друга милого, тут же и схватим»…

Ну, вот вывели царевича на широкий двор, а он сейчас клинышки из мешка повытряс, сложил орла, вскочил на него, да как взовьется под самые облака:

- Смотрите, - кричит, - хорошенько!..

Да только его стража и видела…

Обрадовался старый царь, как прилетел на своей птице диковинной царевич во дворец, - обнял его, расцеловал и указал на радостях пир затеять… Ну, вот, сидят они за столами бранными, пьют, едят, утешаются. Только один царевич сидит невеселешенек, - не ест, не пьет ничего, не смотрит ни на кого…

Заприметил это царь и спрашивает царевича:

- Ты скажи, не утай, сынок мой любезный, почто ты сердце своё ретивое крушишь, почто с нами хлеба-соли не кушаешь, ничего не пьешь, - по что голову пониже плеч могутных повесил?.. Али девица какая в сердце тебе зазнобу закинула?.. И ты тайны такой от меня не таи, а только слово молви, - и всё дело порешим за весёлым пирком да за свадебкой!..

- Государь ты мой батюшка, - говорил на то царевич, - не о том кручина моя великая, а о чём, - того сказать мне никак нельзя, потому что о ту пору ты на меня больно поразгневаешься!..

- Сказывай, сынок, - отвечает царь, - чего робеть… Я на радостях, что тебя вживе увидел, всё для тебя сделать рад буду!..

И сказал царевич царю-батюшке:

- Государь ты мой, батюшка, уж как первая моя дума о том, что полюбил я больше жизни своей иноземную королевну и не в силах я с нею в разлуке жить…

- Что ж, - говорит царь, это дело твоё. Кого похочешь, того и замуж возьмешь.

- А вторая дума моя, - ни за что, ни про что, из-за клеветы одной человек пострадал, которого ты в ссылку отправил. А по иному сказать, столяр это, который у меня при дворе служил и во всём мне угождать умел…

- Ну, - говорит царь, - и это дело немудреное, укажу только ужо, и живым манером столяра тебе предоставят…

- А третья моя думушка, - сказал царевич, - пожалуй ты моему столяру казны богатой и укажи ему орлов из клиньев деревянных наделать, чтобы летать на них люди могли.

Вот на это царь ничего не ответил, нахмурился только и от сына отвернулся. А мало погодя и говорит ему:

- И первое тебе будет, и второе… А за это должен ты свою проклятую птицу огнём сжечь и по ветру прах развеять… Потому что ничего нам не надо, как только жить, как жили до сей поры…

- Ну, - говорит царевич, - ин будет на то твоя добрая волюшка, государь!..

Так на том дело и порешили. Скорым делом свадьбу царевича с королевной иноземной справили; к тому времени столяра из ссылки воротили, а потом и деревянного орла на костре сожгли. А как умер столяр, так и унес он с собой в могилу секрет, как из деревянных клиньев да дощечек летающих птиц мастерить…

Иллюстрация из книги "Русские народные сказки", т. 2, из сказки "Деревянный орел".

 

В среднем: 10 (1 голос)

Добавить комментарий