Михайло Данилович.

Былина

Yandex.Share

 

Ой, отправляется Данила во те во кельи богомольные,
Со той княгиней-королевичной –
Та княгиня благоверная.
Оставается у (н)его да единó чадо,
Едино чадо Михайлушка Данилович.
На прошенье батюшко приказ приказывал:
«Ой же ты! Солнышко Владимир столён киевской,
Дай-кося ему работку не тяжелую,
Одну рукомоечку:
Наливать водиченька ключёвая,
Подавать тонко бело полотёнышко».
Как повыросло да его чадышко,
Они пьют, едят да веселятися,
Над собой не(в)згодушки не ведают.
Оступила сила-рать великая
Кругом Киёва былó богатого:
Тот царище Кудриянищё,
Тот собака вор-о Каин-царь.
Как поутру былó раным-ранёхонько,
Выкатается да красно солнышко,
Ой, приходит собака вор-о Каин-царь,
Ведь уж тот царище Кудриянищё,
Ой, приносит1 бумажку, лист гербовый,
Подават бумажку в чёрном платьице,
Горькими слезами уливается,
Тальянским платочком утирается.
«Ты бери-ка много злата, сѐребра,
Злата, серебра да скатна жемчуга:
Злато, сѐребро да некудá будё,
Как скачен жемчуг да не укатится».
«Злато, сѐребро у меня буде,
Как скачён жемчуг у м(е)ня укатится».
Говорит Михайло таковы речи:
«Ой же ты собака вор-о Каин-царь,
Ой как то царище Кудриянищё!
Ой не хвастай ты, собака вор-о Каин-царь,
То же царище Кудриянищё!»
Вырывал Михайло рукомойку княженецкую,
Как стегал он рукомойкой о кирпичён пол.
Он седлал, уздал своя добра коня,
Одевал доспехи богатырские,
Ой, накладывал седёлышка черкальские (черкасские);
Поезжат он в большой в монастырь,
Не дорогами Михайло, не воротами,
Через те ли стены городовые;
Только желтые песочки столбом ставятся.
Как поехал Михайло во те во кельи богомольные
Ко батюшке к Даниле Митриевичу,
К матушке княгине благоверныи:
«Ой ты, батюшко Данило Митриевич князь,
Матушка княкиня благоверная!
Благословите ехать мне-ка во чистó полё,
Как на ту ли силу-рать великую,
На того собаку вора-Каина,
На того царища Кудриянища:
Оступила сила-рать великая
Кругом Киёва богатого.
Уж мы пьём, едим да веселитимся,
Над собой невзгодушки не ведаём».
Как седлал, уздал Михайлушка добра коня,
Поезжал во то в полё Куликово,
Ой на ту ли силу-рать великую,
На того собаку вора-Каина,
На того царища Кудреянища.
Как разехавши Михайла во чистó полё,
Не едаючи Михайло рубит силу, не пиваючи,
Ай, добру коню отдóху не даваючи:
«Ой ты волчья сыть да травяной мешок!»
Повырубил эту силу-рать великую,
Ай убил собаку вор-о Каина,
Ай того царища Кудреянища;
Приехал во Киёв славён Киёв-град,
Ко тому ко князю солнышку к Владимиру:
«Здраствуй, солнышко Владимир столён киевской!
Отместил я свою родительскую обидушку»

Записана А. В. Марковым от крестьянина деревни Гридина, на Корельском берегу Белого моря, И. Т. Мяхнина, 39 лет.


1 Михайло – князю.

Смотрите также

Михайло Игнатьевич (Данилович)
Михайлятко-дитятко в переложении А. А. Фёдорова-Давыдова.

Жанр: 
Ещё никто не проголосовал

Добавить комментарий