Плач пресвятыя Богородицы канон

(Творение Симона Логофета)

 

Yandex.Share

Дева чистая, увидев висящего на кресте Сына и Господа своего, горестно стеня, терзалась и ,вместе с другими женами вопия, так говорила:

«Видя тебя ныне возлюбленное, драгое Чадо мое! висящим на кресте, горько уязвляюся в сердце моем! вымолви, вымолви Благий мой! слово рабе Твоей».

«Сын и Творец мой! волею терпишь Ты на древе смерть лютую!». Так, стоя у креста с любимым учеником любимейшего Сына, Дева взывала к Распятому: «Ныне лишилась я надежды и веселия моего и радости, лишилась Сына моего и Господа. Увы, мне! Болит мое сердце!»

«От страха иудейского Петр сокрылся,  и все верные рассеялись и покинули Тебя, Христа Моего!»

«Странным и дивным Рождеством Твоим, Сын мой, возвеличена я была пред всеми матерями; но горе Мне! утроба моя раздирается, когда вижу тебя на древе!»

«Вижу рожденного мною! Простираю руки, которыя держали, лелеяли Его младенцем, простираю руки сии, чтобы принять его со креста… Но никто, увы! не возвратит Его мне!»

«Се свет Мой сладостный! Надежда  драгоценная! Жизнь жизни моея! Бог мой угаснул на кресте! Ах, вся внутренность моя распаляется!»

«Солнце незаходимое! Боже превечны! Творец и Господь всего творения! как терпишь Ты страсть на кресте?» Чистая с плачем.

И, не переставая плакать,  неискусобрачная  обратилась к Иосифу Благообразному:

«Поспеши, испроси у Пилата дозволение со креста твоего Учителя!»

Смутился Иосиф духом, видя Пречистую облитую потоками горьких слез. И, сам зарыдав, приступил к  Пилату, вопия с плачем: «Отдай мне, Пилат, тело Бога моего».

«Видя Тебя покрытого язвами, обесславленного, обнаженного на древе, Чадо мое, чувствую огнь, палящий внутренность мою», — рыдая, вопияла Матерь и Дева.

Растерзанный, изумлённый Иосиф и вместе с Никодимом рыдая, сняли пречистое Тело, и, облобызав Его, со стенаниями воспели и прославили Распятого как Бога.

С плачем приняла Его Матерь неискусомужная; с нежностию положила Его на Свои колена и со слезами и горькими рыданиями молила Его, осыпала лобзаниями и восклицала:

«Тебя, Владыко, Сына Бога моего, раба Твоя имела как свет в очах своих, как надежду единую, как  жизнь драгоценную, а теперь лишилась я всего, Чадо мое сладкое, Чадо мое возлюбленное!»

«Увы! болезни и скорби, стенания терзают меня; когда вижу Тебя, Чадо мое возлюбленное обнаженного, уединенного, оставленного, помазанного ароматами мертвеца!»

«Изумляюся, видя Тебя, преблагий  Боже и прещедрый Господи без славы, без дыхания, без красоты! Держу Тебя в объятиях и плачу, оттого, что, горе мне! уж не надеюсь, увидеть Тебя более, Сын мой и Бог мой!»

«Не вымолвишь ли рабе Твоей слово, — одно слово, Ты слово Божие? не ущедрищь ли, Владыко, тебя родившую?» — взывала Чистая, плача, рыдая и лобзая тело Господа своего.

«Видно, уже не услышать мне более, Владыко мой, сладкого  Твоего гласа, не увидеть, как прежде, красоты лица Твоего! Сокрылся  Ты, Сын мой от очей моих!..»

Приидите, все верные, прославим Распятого за нас. Как прославила Его Пречистая Мария, видя Его на древе и взывая: «Хотя Ты и терпишь распятие, но Ты Сын и Бог мой!»

Как смиренная агница идет за своим агнецом, влекомым на заколение, так вместе с другими женами, распустивши власы свои, шла Мария за Иисусом и скорбно вопияла! — «Куда поспешаешь так скоро? Не зовут ли Тебя в Кану на новый брак? Не затем ли спешишь, чтобы опять претворить воду в вино? Не позволишь ли и Мне пойти с Тобою, Чадо мое? Или повелишь мне здесь дожидаться Тебя? о, вечное слово! Промолви мне хоть одно слово! Не проходи мимо меня молча, — сохранивший чистоту мою! Ты Сын мой и Бог мой!»

«Где ныне, о Сын мой и Бог мой, где то благовестие, которое некогда так сладостно звучало в устах Гавриила? Царь, Сын Божий, Бог Всевышний — так он называл Тебя. — А теперь вижу Тебя, свет сладкий, обнаженного, изъязвленного, мертвого».

«Исцелитель болезней! возьми меня с Собою, Сын мой, сведи меня с Собою, Владыко мой, во ад, только не оставляй одну на этой земле опустевшей. Я не могу жить без Тебя, моего Света сладчайшего!»

Горько рыдая с другими женами-мироносицами и видя, как понесли тело Христа, Непорочная возопила: «Горе мне, что вижу я?..  Куда это идешь, Сын Мой, а меня одну покидаешь?»

Изнемогая в рыданиях, Пречистая говорила мироносицам: «Рыдайте со мною, плачьте со мною. Свет мой сладкий, Учитель ваш дивный во гроб полагается!»

Иосиф, увидя Деву, так рыдающую, сам возмутился и растерзанный, горько вопиял:

«Как мне, рабу Твоему, погребать Тебя, о Бог  мой! Какими плащаницами обвить тело Твое?»

Кто может  постигнуть тайну сего дивного зрелища! Господа, всю тварь несящего, Иосиф с Никодимом на руках своих несут и погребают!..

«Тайна чудная, высочайшая! — вопияла Дева к Сыну и Господу своему. — Как могут они положить Тебя в гроб, Тебя , по повелению Которого мертвецы вставали из гробов».

«Не отойду я от гроба Твоего, Чадо мое, не перестанут литься слезы рабы Твоей, пока  и она не сойдет в ад. Не снесу разлуки с Тобою, Сын мой!»

«Отныне радость не коснется меня! Свет мой, радость моя затворилась во гробе! Но не я оставлю Его одного! здесь же умру и с Ним погребуся!»

«Исцели рану души моей, Чадо мое! — вопияла Пречистая, обливаясь слезами — Воскресни, утоли мою печаль и болезнь! Ты все можешь, Владыко! чего пожелаешь, то и сотворишь, хотя и погребаешься ныне по Твоему изволению».

«О, как утаилась от Тебя бездна щедрот моих!» — в тайне проглаголал Господь в сердце Матери Своей.— Для спасения твари Моей принял Я вольную смерть!.. Но Я воскресну и тебя возвеличу, как Бог неба и земли!»

«Воспеваю милосердие Твое, человеколюбец! и поклоняюсь богатству милости Твоей, Ты принял смерть!» — воскликнула Пречистая.— «Но Твоим воскресением, Спаситель, всех нас помилуй! Аминь».

Ещё никто не оценил
 

Комментарии

Мона

О плачи всех матерей,любите детей своих как Мария любила сына своего Иисуса

Добавить комментарий