Пушкин Александр Сергеевич.

"Недвижный страж дремал на царственном пороге..."

 

Yandex.Share

 

                                    1

Недвижный страж дремал на царственном пороге,
Владыка севера один в своем чертоге
Безмолвно бодрствовал, и жребии земли
В увенчанной главе стесненные лежали,
                                 Чредою выпадали
И миру тихую неволю в дар несли, —

                                   2

И делу своему владыка сам дивился.
Се благо, думал он, и взор его носился
От Тибровых валов до Вислы и Невы,
От сарскосельских лип до башен Гибралтара:
                                  Все молча ждет удара,
Все пало — под ярем склонились все главы.

                                  3

«Свершилось! — молвил он. — Давно ль народы мира
Паденье славили великого кумира,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

                                4

Давно ли ветхая Европа свирепела?
Надеждой новою Германия кипела,
Шаталась Австрия, Неаполь восставал,
За Пиренеями давно ль судьбой народа
                                  Уж правила свобода,
И самовластие лишь север укрывал?

                                5

Давно ль — и где же вы, зиждители свободы?
Ну что ж? витийствуйте, ищите прав природы,
Волнуйте, мудрецы, безумную толпу —
Вот Кесарь — где же Брут? О грозные витии,
                                  Целуйте жезл России
И вас поправшую железную стопу».

                               6

Он рек, и некий дух повеял невидимо,
Повеял и затих, и вновь повеял мимо,
Владыку севера мгновенный хлад объял,
На царственный порог вперил, смутясь, он очи —
                                  Раздался бой полночи —
И се внезапный гость в чертог царя предстал.

                              7

То был сей чудный муж, посланник провиденья,
Свершитель роковой безвестного веленья,
Сей всадник, перед кем склонилися цари,
Мятежной вольности наследник и убийца,
                                  Сей хладный кровопийца,
Сей царь, исчезнувший, как сон, как тень зари.

                            8

Ни тучной праздности ленивые морщины,
Ни поступь тяжкая, ни ранние седины,
Ни пламя бледное нахмуренных очей
Не обличали в нем изгнанного героя,
                                  Мучением покоя
В морях казненного по манию царей.

 

                          9

Нет, чудный взор его, живой, неуловимый,
То вдаль затерянный, то вдруг неотразимый,
Как боевой перун, как молния сверкал;
Во цвете здравия и мужества и мощи,
                                  Владыке полунощи
Владыка запада, грозящий, предстоял.

                          10

Таков он был, когда в равнинах Австерлица
Дружины севера гнала его десница,
И русской в первый раз пред гибелью бежал,
Таков он был, когда с победным договором,
                                   И с миром, и с позором
Пред юным он царем в Тильзите предстоял.

1824

Ещё никто не оценил
 

Добавить комментарий