<Крылов И. А.>

Олень и Заяц

 

Yandex.Share

 

Людские завсегда нам видимы пороки.
              Своих не примечать,
      Других ценить и на других ворчать
              Мы ужасть как жестоки!
         Олень со Зайцем дружбу свел
И с Зайцем разговор придворный он имел.
Друг друга взапуски они превозносили,
         Своих знакомых поносили
                   И так гласили:
«Ты», Заяц говорил Оленю, «всем красив:
              И станом и рогами,
Глазами, выступкой, проворностью, ногами.
Одно лишь только есть, я слышал,— ты пужлив».— 
              «Какой ужасный вздор!»,
              Сказал ему Олень:
     «О мне и Лев, и даже весь известен двор;
          Тебе соврал какой-то пень.
              То правда, что всегда,
                         Когда
Услышу я собак, хоть их и не терплю,
         Привык давать скачки сразмаху;
              Но это не от страху,
А с ними взапуски я бегаться люблю:
И впрочем, ежели моей угодно воле,
         Я часто здесь на этом поле
              Лишь только захочу,
         Ужасно как собак щечу.
Ты знаешь, я с тобой не стану лицемерить;
         А мне, равно, велишь ли верить?
Сказали точно мне: когда собачий лай
              Раздастся в здешний край,
Тогда возьмет тебя труслива суета».— 
«Какая», Заяц рек, «несносна клевета!
        Кто?.. Я!.. Чтоб я собак боялся!
Клеветнику б тому в глаза ты насмеялся;
        Скажи ему, что он дурак:
             Не только я никак
             Не бегаю собак,
Но с ними часто здесь играю на лугу.
Приятель твой судил меня немножко строго:
Знакомых и родни собак мне ужасть много;
А в нужде я и сам с собакою смогу».— 
«Но чу!», сказал Олень, «их голос раздается,
А мне из них в родне никто не доведется.
        Так верно то родня твоя,
                    А не моя.
Мое почтенье им, останься ты с друзьями:
             Мне быть неловко с вами.
Так я отсель к своим знакомым побегу».
Лай близок, храбрецы мои чуть-чуть умчались,
Однако ж храбростью и после величались.

(опубл. 1788)

Жанр: 
Average: 10 (1 vote)
 

Добавить комментарий