Жуковский Василий Андреевич.

Смерть Иисуса.

Кантата Карла Вильгельма Рамлера

Yandex.Share

 

                        ХОР

           Ты, ливший от печали
           Потоки горьких слез,
           Воззрев на святотатный
           И гибнущий Сион,
           Где сени, где пещера,
           Сокрывшие Тебя?
           Или уже губитель
           Небесного сразил?

 

‎                  РЕЧИТАТИВ

Святой приют! гора Олив!
Кто под твоею сенью
Столь скорбен, столь покинут плачет?
Кто борется с медлительным концом?
Ужель Исус мой?.. Лучший! лучший из рожденных,
Дрожишь, метешься, как преступник,
Внимая смертный приговор!
Увы! Он пал, обременяемый грехами
Преступныя земли!
И грудь Его разорвана тоскою;
Кровавый пот бежит
С Его лица. Речет: „Прискорбна и печальна
‎Моя душа!“

 

                         ‎АРИЯ

            Герой, ты стрелы смерти
            Без трепета встречал;
            Но смертью устрашенным
            Ты бодрость подаешь!
            О, будь всегда защита им!
            Когда на крае смертной жизни
            Узрю я бездны, и не будет
            ‎От них приюта мне;
            Когда послышится Грядущий
            С весами, с громом и природа
            ‎Встрепещет перед Ним...
            
О, кто тогда меня спасет?
 

                            ‎ХОР

            О, кто же? кто, когда не Ты,
            Меня в последний, тяжкий час
            Наставит, подкрепит, утешит?
            Кто силу даст душе моей,
            Когда без силы будет жизнь,
            Когда в борьбе с ужасной смертью
            Я буду крепости лишен? —

            Не Ты ли, Бог, Спаситель мой?
 

                       ‎РЕЧИТАТИВ

О, мой Эммануил! Терзаясь, он простерт
Во прахе; видит ужас смерти; взор
Подъемля, вопиет: „Всевышний! страшен час сей!
Вели, да пройдет он!
Прими, прими от уст моих ужасну чашу!
Не внемлешь Ты?.. Отец! Твоя да будет воля!“
И ясен восстает с земли Он изумленной,
Подъятый Ангела рукой!
И зрит: учеников сон тяжкий обуял!
Лежат; но смутен сон и лица их печальны!
Задумчиво Небесный говорит,
На них склоня с любовью светлый, скорбный лик:
„Дух бодр и крепок; но бессильна плоть!..“
Склонившись тихо, он берет Петрову руку:
„И ты, мой Петр, заснул!
О, бодрствуйте! молитесь, братья!“

 

‎                              АРИЯ

          Умиленная молитва
          О свершеньи дел прекрасных
          Проникает небеса,
          И Господь доступен ей.
          Восхожу ль крутой дорогой
          К добродетели святой:
          О! на трудном сем пути
          Я, как странник утомленный,
          Ожидая, уповая
          Скоро видеть на вершине
          Благодатные места,

          И молюсь и гимн пою!
 

                         ‎РЕЧИТАТИВ

Но слышен топот; копья блещут при огнях
Полночных; зрю толпу убийц.
Идут убийцы!.. Ах, Его судьба свершилась!..
Но Он, неустрашимый, приступил
К своим врагам. Он им вещает: „Я готов!
Но вы Моих друзей не троньте!“
Товарищи, смятенны, со словом сим бегут...
И в узах Он; влекут Его;
И Петр за Ним, единственный из братий,
Идет, без сил спасти, вдали.
За другом вслед к Кайяфе он
Идет в слезах. Что слышу я? Какое слово?
Ах! Петр! ужели? Ты ль сказал:
„Не знаю, кто сей человек!“
Как низко ты с величия упал, несчастный!
И зрит он: кротко на него
Исус взглянул. Он понял взор,
И прочь идет;
И горько плачет он!

 

                              ‎АРИЯ

         О, вы незлобны души,
         Ваш сон недолго длится!
         Во слух ваш загремит
         Карающая совесть —
         И вас предаст слезам!
         А вы, злодеи, трепещите!
         Змеей из ваших роз подымет
         Свою раскаянье главу
         И угрызенья острым жалом

         Изрежет душу вам.
 

‎                               ВСЕ

Скорбью сердце в нас объято; унывает!
О горе! горе нам, преступникам злобным!

 

                               ‎ХОР

           Я душу к Богу вознесу
           ‎С покорным покаяньем!
           Ты Сам и помощь и совет
           ‎Подашь мне, Утешитель!
           И мощный благодати дух,
           В нас обновляющий сердца,

           ‎Пребудет надо мною.
 

‎                         РЕЧИТАТИВ

Иерусалим убийственно возопиял:
„Будь кровь Его на нас! на нас и наших чадах!“
Ликуй, Иерусалим! Его пролита кровь!
Поставлен в пурпуре толпе на поруганье,
Чтоб утешителя в мученьях не иметь,
Чтоб духом пасть от посрамленья...
Но в Нем одна любовь; незлобен, предстоит
С венцом, вонзившимся в чело. И дерзновенно
Преступная рука Его разит
Жезлом в главу; и кровь стремится по лицу.
„Се человек!..“ Напрасно жалость
Тирана гласом говорит:
„Се человек!“ Иуда глух к нему.
Окровавленному на плечи возложили
Уже тот крест, на коем в муках Он умрет.
Он принял крест свой, но бессильный пал.
И добрые сердца своей не скрыли скорби;
Давно таимы слезы льются;
А он, взглянув на плачущих, сказал:
„Друзья, не плачьте обо мне!“

 

                               ‎АРИЯ

         ‎        Тверда гора Господня!
                 ‎Стопой в гремящих бурях,
                  ‎Главой в небесной славе —
         Таков герой твой, Ханаан!
         Пусть грозно смерть на громах мчится,
         Пускай из пенной бездны воет,
         Пускай земную твердь ломает —

         Муж праведный неколебим.
 

                                 ‎ВСЕ

Светлый нам Он Свой образ оставил,
Чтоб мы им душу питали с чистой любовью.

 

‎                                     ХОР

На всё дерзну я в честь Твою и славу!
Что мне страданья? Что мне стыд и бедность?
Что мне гоненье? Что мне ужас смерти?
              ‎Тронут ли сердце?

 

‎                           РЕЧИТАТИВ

Стоит погибельный, судьбами полный крест!..
О, Праведный! Невинный! он уж наступил —
Сей неизбежный час для Тебя!.. Горе! горе!
Не цепи вижу я, готовят
Ужасны гвозди!.. Руки Он им подает,
Святые руки, милость лившие на нас.
Ударил в них жестокий млат; пронзилось
Святое тело жадным острием. С терпеньем
Он сносит всё. Он ясен; се подъят
Поруганный, в крови, в терзаньях смерти,
На страшный крест!..
Израиля сыны! воскликните к страдальцу:
„Помилуй!“ Усмирите скорбью месть!
Вотще! Ругаются над Ним,
С холодным смехом, с дерзким ликованьем злобы.
И молит он: „Отец мой! Ах! прости безумцам!
Они не знают, что творят!“

 

                               ‎ДУЭТ

А.‎         Враг мой, утеснитель мой,
            Зри, сколь я люблю тебя:
            Всё простить — мое отмщенье!
В.         ‎Ты, ругающийся мне,
             ‎Я молюся небесам,
            ‎ Да пошлют тебе все блага!
А. В.‎     В том пример нам дал Христос!
А.          ‎Царь, Иегова, трисвятый,
             ‎Ты виновным отпускаешь
             ‎Их вины!
В.          ‎Царь, Иегова, Бог любви!
             И порочным и злодеям
‎             Ты любовь!
А. В.     ‎Счастлив, кто тебе вослед!

 

‎                            РЕЧИТАТИВ

О, кто сей праведный, висящий на кресте,
Меж двух злодеев, к древу казни пригвожденный?
Узнайте в благостях Его.
Стыд, муку, смертный час забыл Он; в мыслях видя,
Мария, твой печальный жребий, завещать
Спешит Он другу сердца должность драгоценну:
„О, брат мой! здесь свою зришь матерь!“ Верный друг
Идет учителя святой завет исполнить.
И зрит его Исус, —
И полн веселья Он, и ран своих не слышит.
Еще Его душа отраду в час кончины
Томимому тоской преступнику дает:
Он, лик свой обратив к терзаемому смертью,
Распятому злодею, благостно прорек:
„Вещаю Я! со Мною, грешник,
Со Мной днесь в рае будешь ты!“

 

                                  ‎АРИЯ

          Пой небесного пророка,
          Утешеньем, упованьем
          Возвышающего душу, —
          Пой в восторге, вся земля!
          Ты, из праха улетевший,
          Ты, сияющие звезды
          Низко под собою зрящий,
          Наслаждайся новой жизнью,
          Мчись по лествице творений
          К Серафимам, выше, выше,

          Дух мой... Бог будь песнь твоя!
 

‎                                   ВСЕ

Радуйся, духом смиренный!
Что Господь нам рек, то свершится!
Что нам Он назначил, то нам Он пошлет.

 

                                   ‎ХОР

           Создатель! сколь прекрасен Твой
           Обетованный добрым свет!
           ‎Но кто к нему достигнет?
           О, Примиритель! Бог любви!
                Твоя рука туда ведет...
           Простри, простри мне руку!
                ‎Дай единым
           Сладким взглядом
           ‎В мир прекрасный
‎           Облегчить мне расставанье
           
‎С жизнью здешней.

                            ‎РЕЧИТАТИВ

И силой вдруг с последней мукой смерть
В святую душу ворвалась; всю грудь
Ему вздымает боль; все жилы проникает
Огонь — и тело на кресте
Всё извилось. Тоскует
Он в тяжком трепете кончины; целый ад
На Нем лежит — и Он, изнеможенный
От мук, напавших на Него,
Воззвал: „Отец! Отец! почто Меня оставил!“
И се... утихло. Страшный час
Протек. Он возопил: „Я жажду!“ В поруганье
Несут вино, отравленное желчью.
Уже молчит страданье в Нем,
И, торжествуя, Он изрек:
„Свершилось всё!.. Прими, Всевышний, в руце дух Мой!“
И, преклонив главу на грудь — отшел!
Со всех слетели звезд смятенны серафимы,
И вопиют: „Его уж нет!“
И в безднах грянуло подземных:
Его уж нет!
Голгофа, трепещи! Ты кровь Его прияла!
Затмися, день! и миру в час сей не свети!
Ты разорвись, земля, убийц носяща!
Тьма гроба, расступись! воздвигнитесь, отцы!
Земля, где скрыты вы,
Вся кровью облита.
Его уж нет! Поведай
В печали утро утру:
Его уж нет!
И вечность, трепетно ответствуй:
Его уж нет!

 

                           ‎ХОР

               Скорби, душа!
               Уж друг людей
               Земную жизнь покинул!
               Нам уж боле не слыхать

               Сладких уст ученья!
 

                        ‎СОЛО

Ободрись! Всё уж ниспровергнул
Мощный лев Иуды!

 

                         ‎ХОР

               ‎Скорби, душа!
‎               Где друг людей?
              Погиб среди мучений!
              Нежну грудь разорвала

              Скорбь неодолима!
 

‎                        СОЛО

Ободрись! Всё уж ниспровергнул
Мощный лев Иуды!

 

‎                         ХОР

              ‎Скорби, душа!
              ‎Се друг людей,
              Смиренный, непорочный,
              В поруганье, в униженье,

              Казнь рабов приемлет!
 

                         ‎СОЛО

Ободрись! Всё уж ниспровергнул
Мощный лев Иуды!

 

‎                         ХОР

              Простерты мы в слезах, в молитвах,
‎              Спаситель, пред Тобой!
              И наши слезы в прах лиются,
              Облитый кровию Твоей —
              О, вечно славим будь!
              Защитник, друг и примиритель,
              Ты вечные свои законы
              Печатью смерти утвердил —
              ‎Прославлен будь вовеки!
              ‎Вовек боготворим!
              Простерты и пр.

2 декабря 1818 (опубл. 1870)


Перевод кантаты Карла Вильгельма Рамлера „Der Tod Jesu“ (Berlin, 1814).

Ещё никто не проголосовал

Добавить комментарий