Дмитриев И. И.

Путешествие N.N. в Париж и Лондон,
писанное за три дни до путешествия

 

Yandex.Share

Часть первая

Друзья! сестрицы! я в Париже!
Я начал жить, а не дышать!
Садитесь вы друг к другу ближе
Мой маленький журнал читать:
Я был в Лицее, в Пантеоне,
У Бонапарта на поклоне;
Стоял близехонько к нему,
Не веря счастью моему.
Вчера меня князь Д<олгоруко>в
Представил милой Рекамье;1
Я видел корпус мамелюков,
Сиеса, Вестриса, Мерсье,2
Мадам Жанлис, Виже, Пикара,3
Фонтана, Герля, Легуве,4
Актрису Жорж и Фиеве;5
Все тропки знаю булевара,
Все магазины новых мод;
В театре всякий день, оттоле
В Тиволи и Фраскати, в поле.6

Как весело! какой народ!
Как счастлив я! — итак, простите!
Простите, милые! и ждите
Из области наук, искусств
Вы с первой почтой продолженья,
Истории без украшенья
Идей моих и чувств.

 

Часть вторая

Против окна в шестом жилье,
Откуда вывески, кареты,
Всё, всё, и в лучшие лорнеты
С утра до вечера во мгле,
Ваш друг сидит еще не чесан,
И на столе, где кофь стоит,
«Меркюр» и «Монитер» разбросан,
Афишей целый пук лежит:
Ваш друг в свою отчизну пишет;
А Журавлев уж не услышит!7
Вздох сердца! долети к нему!
А вы, друзья, за то простите
Кое-что нраву моему;
Я сам готов, когда хотите,
Признаться в слабостях моих;
Я, например, люблю, конечно,
Читать мои куплеты вечно,
Хоть слушай, хоть не слушай их;
Люблю и странным я нарядом,
Лишь был бы в моде, щеголять;
Но словом, мыслью, даже взглядом
Хочу ль кого я оскорблять?
Я, право, добр! и всей душою
Готов обнять, любить весь свет!..
Я слышу стук!.. никак за мною?
Так точно, наш земляк зовет
На ужин к нашей же — прекрасно!
Сегюр у ней почти всечасно:
Я буду с ним, как счастлив я!
Пришла минута и моя!

Простите! время одеваться,
Чрез месяц, два — я, может статься,
У мачты буду поверять
Виргилиеву грозну бурда;
А если правду вам сказать,
Так я глаза мои защурю
И промыслу себя вручу.
Как весело! лечу! лечу!

 

Часть третья

Валы вздувалися горами,
Сливалось море с небесами,
Ревели ветры, гром гремел,
Зияла смерть, а N.N. цел!
В Вестминстере свернувшись в ком,8
Пред урной Попа бьет челом;
В ладоши хлопает, на скачке,
Спокойно смотрит сквозь очков
На стычку Питта с Шериданом,
На бой задорных петухов
Иль дога с яростным кабаном;
Я в Лондоне, друзья, и к вам
Уже объятья простираю —
Как всех увидеть вас желаю!
Сегодня на корабль отдам
Все, все мои приобретенья
В двух знаменитейших странах!
Я вне себя от восхищенья!
В каких явлюсь к вам сапогах!
Какие фраки! панталоны!
Всему новейшие фасоны!
Какой прекрасный выбор книг!
Считайте — я скажу вам вмиг:
Бюффон, Руссо, Мабли, Корнилий,
Гомер, Плутарх, Тацит, Виргилий,
Весь Шакеспир, весь Поп и Гюм;
Журналы Аддисона, Стиля...
И всё Дидота, Баскервиля!9

Европы целой собрал ум!
Ах, милые, с каким весельем
Всё это будет разбирать!
А иногда я между дельем
Журнал мой стану вам читать:
Что видел, слышал за морями,
Как сладко жизнь моя текла,
И кончу тем, обнявшись с вами:
А родина... всё нам мила!

1803 (опубл. 1808)


1 Представил милой Рекамье. Рекамье - жена парижского банкира, прославившаяся красотой своей.

2 Сиеса, Вестриса, Мерсье. Первый - сенатор, игравший в революцию важную ролю; второй - славный танцовщик, а третий - давно известный писатель.

3 Мадам Жанлис, Виже, Пикара. Первая - сочинительница романов и нескольких книг о воспитании; второй - приятный стихотворец; последний - лучший комический писатель нынешнего времени.

4 Фонтана, Герля, Легуве. Три известные стихотворца.

5 Актрису Жорж и Фиеве. Последний - сочинитель прекрасного романа и писем об Англии.

6 В Тиволи и Фраскати, в поле. Так называются два гульбища.

7 А Журавлев уж не услышит. Почтенный старик, который незадолго перед тем умер и дружен был с путешественником.

8 В Вестминстере и проч. Для некоторых напомню, что в этом аббатстве издавна погребаются короли и славные мужи.

9 И всё Дидота, Баскервиля. Также для некоторых: Дидот - славный французский типографщик, а Баскервиль - английский.

 

Жанр: 
Ещё никто не оценил