Батюшков Константин Николаевич.

Воспоминание

Yandex.Share

 

      Мечты! - повсюду вы меня сопровождали 
      И мрачный жизни путь цветами устилали! 
      Как сладко я мечтал на Гейльсбергских полях, 
           Когда весь стан дремал в покое 
      И ратник, опершись на копие стальное, 
      Смотрел в туманну даль! Луна на небесах 
           Во всем величии блистала 
      И низкий мой шалаш сквозь ветви освещала; 
      Аль светлый чуть струю ленивую катил 
      И в зеркальных водах являл весь стан и рощи; 
      Едва дымился огнь в часы туманной нощи 
      Близ кущи ратника, который сном почил. 
      О Гейльсбергски поля! О холмы возвышенны! 
      Где столько раз в ночи, луною освещенный, 
      Я в думу погружен, о родине мечтал; 
      О Гейльсбергски поля! В то время я не знал, 
      Что трупы ратников устелют ваши нивы, 
      Что медной челюстью гром грянет с сих холмов, 
           Что я, мечтатель ваш счастливый, 
           На смерть летя против врагов, 
           Рукой закрыв тяжелу рану, 
      Едва ли на заре сей жизни не увяну - 
      И буря дней моих исчезла как мечта!.. 
           Осталось мрачно вспоминанье... 
      Между протекшего есть вечная черта: 
           Нас сближит с ним одно мечтанье, 
      Да оживлю теперь я в памяти своей 
           Сию ужасную минуту, 
           Когда, болезнь вкушая люту 
           И видя сто смертей, 
      Боялся умереть не в родине моей! 
      Но небо, вняв моим молениям усердным, 
           Взглянуло оком милосердным: 
      Я, Неман переплыв, узрел желанный край, 
           И, землю лобызав с слезами, 
      Сказал: "Блажен стократ, кто с сельскими богами, 
      Спокойный домосед, земной вкушает рай 
      И, шага не ступя за хижину убогу, 
           К себе богиню быстроногу 
           В молитвах не зовет! 
           Не слеп ко славе он любовью, 
      Не жертвует своим спокойствием и кровью: 
      Могилу зрит свою и тихо смерти ждет".
      Семейство мирное, ужель тебя забуду 
      И дружбе и любви неблагодарен буду? 
      Ах, мне ли позабыть гостеприимный кров, 
            В сени домашних где богов 
      Усердный эскулап божественной наукой 
      Исторг из-под косы и дивно исцелил 
      Меня, борющегось уже с смертельной мукой! 
      Ужели я тебя, красавица, забыл, 
      Тебя, которую я зрел перед собою, 
      Как утешителя, как ангела небес! 
            На ложе горести и слез 
      Ты, Геба юная, лилейною рукою 
      Сосуд мне подала: "Пей здравье и любовь!" 
      Тогда, казалося, сама природа вновь 
            Со мною воскресала 
            И новой зеленью венчала 
            Долины, холмы и леса. 
      Я помню утро то, как слабою рукою, 
      Склонясь на костыли, поддержанный тобою, 
      Я в первый раз узрел цветы и древеса... 
      Какое счастие с весной воскреснуть ясной! 
      (В глазах любви еще прелестнее весна.) 
            Я, восхищен природой красной, 
      Сказал Эмилии: "Ты видишь, как она, 
      Расторгнув зимний мрак, с весною оживает, 
      С ручьем шумит в лугах и с розой расцветает; 
      Что б было без весны?.. Подобно так и я 
      На утре дней моих увял бы без тебя!" 
      Тут, грудь ее кропя горючими слезами, 
            Соединив уста с устами, 
      Всю чашу радости мы выпили до дна. 
     

      Увы, исчезло все, как прелесть сладка сна! 
      Куда девалися восторги, лобызанья 
      И вы, таинственны во тьме ночной свиданья, 
      Где, заключа ее в объятиях моих, 
      Я не завидовал судьбе богов самих!.. 
            Теперь я, с нею разлученный, 
      Считаю скукой дни, цепь горестей влачу, 
      Воспоминания, лишь вами окриленный, 
                  К ней мыслию лечу 
            И в час полуночи туманной, 
                  Мечтой очарованный, 
      Я слышу в ветерке, принесшем на крылах 
                  Цветов благоуханье, 
                  Эмилии дыханье; 
                  Я вижу в облаках 
      Ее, текущую воздушною стезею... 
      Раскинуты власы красавицы волною 
                  В небесной синеве, 
      Венок из белых роз блистает на главе, 
            И перси дышат под покровом... 
                  "Души моей супруг! - 
                  Мне шепчет горний дух, - 
                  Там в тереме готовом 
                  За светлою Двиной 
                  Увижуся с тобой!.. 
      Теперь прости..." 
      И я, обманутый мечтой, 
      В восторге сладостном к ней руки простираю, 
      Касаюсь риз ее... и тень лишь обнимаю!

1807-1809

Ещё никто не проголосовал

Добавить комментарий