Батюшков Константин Николаевич.

Пастух и Соловей.

Басня

Yandex.Share

 

   Владиславу Александровичу Озерову       

            Любимец строгой Мельпомены, 
                  Прости усердный стих безвестному Певцу! 
                  Не лавры к твоему венцу, 
      Рукою дерзкою сплетенны, 
      Я в дар тебе принес. К чему мой фимиам 
      Творцу Димитрия, кому бессмертны Музы, 
            Сложив признательности узы, 
                  Открыли славы храм? 
      А храм сей затворен для всех зоилов строгих, 
      Богатых завистью, талантами убогих. 
      Ах, если и теперь они своей рукой 
      Посмеют к твоему творенью прикасаться, 
      А ты, наш Эврипид, чтоб позабыть их рой, 
            Захочешь с Музами расстаться 
                  И боле не писать, 
      Тогда прошу тебя рассказ мой прочитать.      

      Пастух, задумавшись в ночи безмолвной мая, 
      С высокого холма вокруг себя смотрел, 
      Как месяц в тишине великолепно шел, 
      Лучом серебряным долины освещая, 
      Как в рощах липовых чуть легким ветерком 
                  Листы колеблемы шептали 
      И светлые ручьи, почив с природой сном, 
      Едва меж берегов струей своей мелькали. 
                        Из рощи соловей 
      Долины оглашал гармонией своей, 
      И эхо песнь его холмам передавало 
      Всё душу пастуха задумчиво пленяло, 
      Как вдруг Певец любви на ветвях замолчал. 
      Напрасно наш пастух просил о песнях новых. 
      Печальный соловей, вздохнув, ему сказал: 
                  "Недолго в рощах сих дубовых 
                        Я радость воспевал! 
                  Пройдет и петь охота, 
                  Когда с соседнего болота 
      Лягушки кваканьем как бы назло глушат; 
      Пусть эта тварь поет, а соловьи молчат!" 
      "Пой, нежный соловей, - пастух сказал Орфею, - 
                  Для них ушей я не имею. 
      Ты им молчаньем петь охоту придаешь: 
      Кто будет слушать их, когда ты запоешь?" 

1807

Ещё никто не проголосовал

Добавить комментарий