Батюшков Константин Николаевич.

К Ж<уковско>му

Yandex.Share

 

      Прости, Балладник мой, 
      Белёва мирный житель! 
      Да будет Феб с тобой, 
      Наш давний покровитель! 
      Ты счастлив средь полей 
      И в хижине укромной. 
      Как юный соловей 
      В прохладе рощи темной 
      С любовью дни ведет, 
      Гнезда не покидая, 
      Невидимый поет, 
      Невидимо пленяя 
      Веселых пастухов 
      И жителей пустынных, - 
      Так ты, краса певцов, 
      Среди забав невинных 
      В отчизне золотой 
      Прелестны гимны пой! 
      О! пой, любимец счастья, 
      Пока веселы дни 
      И розы сладострастья 
      Кипридою даны, 
      И роскошь золотая, 
      Все блага рассыпая 
      Обильною рукой, 
      Тебе подносит вины 
      И портер выписной, 
      И сочны апельсины, 
      И с трюфлями пирог, - 
      Весь Амальтеи рог, 
      Вовек неистощимый, 
      На жирный твой обед! 
      А мне... покоя нет! 
      Смотри! Неумолимый 
      Домашний Гиппократ, 
      Наперсник Парки бледной, 
      Попов слуга усердной, 
      Чуме и смерти брат, 
      Поклявшися латынью 
      И практикой своей, 
      Поит меня полынью 
      И супом из костей; 
      Без дальнего старанья 
      До смерти запоит 
      И к вам писать посланья 
      Отправит за Коцит! 
      Все в жизни изменило, 
      Что сердцу сладко льстило, 
      Все, все прошло, как сон: 
      Здоровье легкокрыло, 
      Любовь и Аполлон! 
      Я стал подобен тени, 
      К смирению сердец, 
      Сух, бледен, как мертвец; 
      Дрожат мои колени, 
      Спина дугой к земле, 
      Глаза потухли, впали, 
      И скорби начертали 
      Морщины на челе; 
      Навек исчезла сила 
      И доблесть прежних лет. 
      Увы! мой друг, и Лила 
      Меня не узнает. 
      Вчера с улыбкой злою 
      Мне молвила она 
      (Как древле Громобою 
      Коварный Сатана): 
      "Усопший! мир с тобою! 
      Усопший, мир с тобою!" - 
      Ах! это ли одно 
      Мне роком суждено 
      За древни прегрешенья?.. 
      Нет, новые мученья, 
      Достойные бесов! 
      Свои стихотворенья 
      Читает мне Свистов; 
      И с ним певец досужий, 
      Его покорный бес, 
      Как он, на рифмы дюжий, 
      Как он, головорез! 
      Поют и напевают 
      С ночи до бела дня; 
      Читают и читают, 
      И до смерти меня, 
      Убийцы, зачитают! 

Ещё никто не проголосовал

Добавить комментарий