Отчего у оджи Насреддина появились на теле синяки

Yandex.Share

Фольклор | Анекдоты | о Ходже Насреддине

 

У Насреддина была дочь. Она шила, мыла, готовила обед и вела все насреддиново хозяйство. Жена же ничего не понимала в этом трудном деле и не сумела бы сварить даже простой похлебки.

И вот наступил день, когда Насреддину пришлось выдать свою дочь замуж и распроститься с ней, так как брали ее в дальнюю деревню.

Пришел черед вести хозяйство насреддиновой супруге.

В первый же день эта достойная женщина стала приставать к мужу с самыми докучными вопросами.

– Насреддин, сколько класть картошки?

– Эй, муженек, не пора ли засыпать крупу?

– Оджа, сколько соли сыпать в похлебку?

Так как Насреддин был кулинаром ничуть не лучшим чем его супруга, то вопросы эти ему, наконец, до того надоели, что он заявил:

– Вот что, жена. Лучше уж отправлюсь я к дочери и расспрошу у нее хорошенько, сколько чего нужно сыпать в эту кастрюлю.

И, порешив на этом, Насреддин отправился в деревню, где жила его дочь.

– Скажи, о, премудрая дочь моя, – обратился он к ней, как только увидел ее, – скажи мне, пожалуйста, сколько ложек соли сыпала ты в ту кастрюлю, когда еще не была замужем?

– Запомни, отец мой, – ответила дочь. – Одну пригоршню и одну щепотку.

Ни одной минуты не ждал больше Насреддин и, чтобы не забыть совет, кинулся в обратный путь.

Так он шел по дороге и твердил вслух:

– Одну пригоршню и одну щепотку, одну пригоршню и одну щепотку.

Много ли прошло времени, только набрел Насреддин на арман, где крестьянин молотил хлеб.

– Селям алейкум, – приветствовал его оджа, – одну пригоршню и одну щепотку.

– Ах ты, шайтаново отродье! – закричал в гневе крестьянин. – Я рассчитываю сто мер получить, а ты мне сулишь одну щепотку?

И, схватив цеп, мужик так отдубасил Насреддина, что тот еле ноги унес.

– Ну, теперь меня не проведешь, – сказал себе оджа. – Сто мер, сто мер.

Проходит Насреддин по дороге, видит охотник целится в зайца.

– Сто мер! Сто мер! – закричал оджа во все горло.

Заяц тотчас же прижал к спине уши и был таков. Взбешенный охотник кинулся на неудачливого благожелателя и избил его своим ружьем до полусмерти.

– Ну, а что же мне нужно было сказать? – взмолился оджа.

– Ничего не говорить. Притаившись ходить надо, – ответил охотник.

Насреддин так и сделал. Крадучись под заборами двинулся дальше.

Так приседая, чтоб никто не видел, проходит он через бахчу, где крестьяне собирали дыни. Увидели крестьяне – подкрадывается к бахче человек, схватили, что попало, и давай колотить Насреддина.

Еле жив остался оджа и спрашивает бахчевников:

– А как же мне ходить?

– Держись ровно, ходи прямо, – ответили бахчевники.

Пошел Насреддин, вытянувшись, как столб, и шепчет про себя, чтобы не забыть.

– Держись ровно, ходи прямо.

Подходит к своей сакле и стучит.

– Кто там? – окликает его жена.

– Держись ровно, ходи прямо.

– Ну что, узнал, сколько чего надо сыпать в кастрюлю?

– Жена! – ответил ей Насреддин. – Ни супа мне твоего, ни каши не надо. Помоги-ка мне лучше залечивать синяки, которыми меня наградили из-за твоей глупости.

Рамазан Джетере, деревня Биюк-Ламбат

В среднем: 10 (1 голос)

Добавить комментарий