О том, как Юнус перехитрил Насреддина, и что сказал на это Насреддин

Yandex.Share

 

В числе детей, обучавшихся у Насреддина, был его родной племянник Юнус Осман, который во многом походил на своего знаменитого дядю.

Когда Насреддину одже исполнилось пятьдесят лет, родители его учеников прислали ему в подарок всяких яств и сладостей. Среди подарков была баклава1 – любимейшее кушанье Насреддина.

Предвкушая удовольствие, оджа уселся за стол, поставил перед собой баклаву и приготовился к пиршеству.

Но не успел он съесть и пол куска, как к нему вошел сосед и пригласил его на обрезание, которое нужно было произвести над сыном.

Очень не хотелось одже расставаться с вкусной баклавой, но делать было нечего – соседа не обидишь, пришлось одеваться и идти на обрезание.

Поставив блюдо с баклавой в шкаф, Насреддин призвал всех учеников и сказал им:

– Дети мои. Остерегайтесь трогать это кушанье. Я не уверен, что в нем нет яда. Его прислал мне злейший мой враг, намереваясь, очевидно, отравить меня. Знайте, что достаточно проглотить хоть немного этой баклавы и вы умрете в то же мгновение.

Дети поверили наставлениям оджи, и несмотря на соблазнительный запах, не осмелились даже подойти к шкафу.

Один лишь Юнус не поверил дяде и стал совращать приятелей:

– Да вы не верьте, что она отравлена. Оджа боялся просто, чтоб мы ее не съели. Давайте-ка попробуем.

Никто из детей не захотел рисковать жизнью. Тогда Юнус вытащил баклаву и принялся сам уничтожать ее. Увидев, что ему это проходит безнаказанно, дети набросились на кушанье, и через минуту от баклавы не осталось и следа.

После этого Юнус взял перочинный нож Насреддина, сломал его и бросил на пол.

Через полчаса вернулся оджа.

– Кто сломал нож? – закричал он рассерженный. – Сейчас же признавайтесь, бездельники.

Дети, все как один, указали на Юнуса.

– Чтоб тебе кости сломал шайтан, когда ты попадешь к нему в руки, – накинулся оджа на племянника. – Да знаешь ли ты, как дорожил я этим ножом.

– Знаю, дядя, – ответил племянник. – И ты не можешь себе представить, как я испугался, когда сломал его. Я чуть не умер от горя, когда подумал о том, как предстану я перед тобой. Больше того – знай, что я тогда же решил покончить с собой. И ища средства к этому, я вспомнил о баклаве. Я вспомнил, как ядовито это кушанье и, стремясь скорей рассчитаться с жизнью, я съел всю баклаву без остатка. Так что, дядя, теперь уж поздно ругать меня.

Что было делать Насреддину? Он рассмеялся и сказал:

– Достойный отпрыск моего ума! Тебе наследовать мудрость мою после моей смерти.

Абибула Софу, дер. Озенбаш

Жанр: 
В среднем: 10 (1 голос)

Добавить комментарий