О том, как оджа продал десять ослов и купил одну лошадь

Yandex.Share

Фольклор   Анекдоты   о Ходже Насреддине

 

Однажды градоначальник поручил Насреддину продать на базаре десять ослов и купить на вырученные деньги одну лошадь.

Выслушав наставления, оджа оседлал одного из ишаков, сел на него верхом и погнал весь табун в соседний город.

Дорогой он решил проверить, не растерял ли он свой товар. Не слезая с седла, принялся считать ослов. Что за оказия, их оказалось не десять, а девять. В ужасе пересчитал оджа еще раз, в самом деле, перед ним шло девять ослов.

Удрученный и обеспокоенный слез Насреддин с седла и в третий раз пересчитал ослов. Все десять были налицо.

Страшно обрадовавшись, оджа снова взобрался на осла и погнал табун дальше.

Однако злое подозрение закралось в его сердце и решил он еще раз проверить стадо.

Посчитал – оказалось девять ослов. Снова слез с седла и снова пересчитал – оказалось десять.

– Ничего не понимаю! – воскликнул он. – Придется вернуться домой, пусть жена посчитает – она в арифметике сильнее меня.

Приехав домой, Насреддин слез с осла, позвал жену и рассказал о пропаже.

– Ах ты чудак этакий! – рассмеялась жена. – Да ведь ты не посчитал того, на котором сам ехал. Вот они все десять стоят перед тобою.

Оджа хлопнул себя по лбу и тоже засмеялся. Потом взобрался в седло и спокойно поехал в город.

Так он ехал, время от времени слезая на землю и пересчитывая табун.

Приехав в город, он вывел ослов на базар и вскоре, найдя покупателя, продал все стадо за очень хорошие деньги.

Покончив с продажей, Насреддин облегченно вздохнул и пошел погулять по базару.

Долго ли коротко ли он разгуливал, видит, едет верхом на лошади старый богач – кадий1 из дальней деревни.

– В какие края, эфенди, направили вы стопы свои? – поинтересовался оджа.

Кадий назвал город, в котором жил оджа.

– Ах, добрый человек, – обрадовался Насреддин. – А я как раз туда. Возьми-ка меня с собой, подвези маленько. Ноги мои совсем уж не ходят, а я не тяжел, посижу позади тебя, и да вознаградит аддах твою доброту лучшими комнатами в своем эдеме.

Кадий хотел было выругать оджу, но потом решил, что лишний голос перед аллахом ему на руку, придержал коня и позволил Насреддину усесться за своей спиной.

Оджа не заставил себя ждать, вскарабкался на лошадь, уселся поудобнее, и всадники тронулись.

Когда до родного города оставалось не более полверсты, Насреддин обратился к кадию и сказал:

– О, благочестивый праведник! Нет слов чтобы передать тебе всю мою благодарность, но позволь мне еще раз попросить тебя. Я боюсь ехать сзади. Неровен час – упаду с хвоста, посади меня, добрый человек, впереди себя, и да вознаградит тебя аллах лучшими гуриями своего сада.

Внял богач и этой просьбе, придержал коня и пересадил Насреддина, куда ему хотелось.

Въехали в город – навстречу градоначальник.

– А, Насреддин-оджа. Ну как, продал ослов, купил лошадь?

– А как же, разве не видишь? – ответил Насреддин.

Потом обернулся к сидящему позади кадию и как ни в чем не бывало:

– Ну, приехали. Слезай с коня, да благодари, что подвез тебя. Платы мне не надо, слезай да и ладно.

– То есть как это слезай? – поразился кадий. – Я внял твоим мольбам и посадил тебя, а ты вот что?

– А, так ты еще плутовать будешь? – закричал Насреддин. – Убирайся сейчас же, пока я не рассердился. Ишь какой шарлатан выискался.

– Чтобы и ноги твоей не было видно здесь, – рассвирепел градоначальник и схватил кадия за шиворот.

Кадий развернулся и ударил градоначальника. Градоначальник ударил кадия. Началась драка.

Насреддин не стал дожидаться, чем кончится свалка двух богачей, сунул уздечку «купленной» лошади в руку градоначальника и спокойно пошел домой с вырученными деньгами в кармане.

Ахтотай Хурбеддин, дер. Симеиз.


1 Кадий - кади - судья из духовного звания, руководствующийся в своих решениях предписаниями Корана и других канонизированных исламом книг.

В среднем: 10 (1 голос)

Добавить комментарий