О том, как оджа Насреддин приобрел девяносто девять рублей, хорошую шубу и доброго ишака

Yandex.Share

Фольклор   Анекдоты   о Ходже Насреддине

 

Каждый вечер перед тем, как ложиться спать, Насреддин оджа поворачивался к Каабе и читал молитву.

Но молитва у него была особенная. Он говорил:

– Ой, алла! Пошли мне, пожалуйста, сто рублей. Очень тебя прошу – пошли сто рублей. Но имей в виду, если ты мне пошлешь хоть копейкой меньше – не возьму. Сто рублей – и ни одной копейки меньше!

Однажды мимо сакли Насреддина проходил мулла1. Он услышал эту удивительную молитву и решил проверить, действительно ли Насреддин откажется от аллаховых денег, если их будет не сто, а девяносто девять рублей.

Нимало немедля, мулла достает кисет, отсчитывает в него девяносто девять рублей и, поднявшись на крышу, опускает кисет с деньгами по веревке через трубу прямо к ногам Насреддина.

– Ага, есть! – обрадовался оджа, увидев спускающийся сверху мешок с деньгами. – Ну-ка, ну-ка, чего он туда наложил?

И, развязав кисет, Насреддин принялся считать деньги.

– Десять, двадцать, пятьдесят, девяносто. Девяносто девять. Странно! Может быть я ошибся?

Снова пересчитывает оджа, опять получается девяносто девять рублей. В третий раз считает – то же самое.

– Как же так? – подумал оджа. – Неужели надул аллах на старости лет? Удивительно!

Вдруг Насреддин хлопает себя по лбу и смеется.

– Ну и ну! Как же я раньше не догадался. Да и туговат же аллах! Все рассчитал точно. Девяносто девять рублей, да кисет рубль стоит, вот как раз сто и получается.

И, не переставая смеяться, Насреддин сунул кисет с деньгами в карман своих шаровар.

Кубарем скатился с крыши мулла, как только услышал вычисления Насреддина.

Вошел в саклю и заявил:

– Ну, оджа, пошутил я над тобой. Давай деньги.

– Какие деньги? – удивился Насреддин.

– Как какие?! Брось голову морочить! Так и поверил, что аллах может деньги прислать? Это я тебе через трубу опустил их.

– Знаем мы вас, – засмеялся Насреддин. – Выходит, что ты не веришь в силу аллаха. Шутки оставь! Деньги я получил от него по-честному и они принадлежат мне одному.

Спорил-спорил мулла, видит – ничего с Насреддином не поделаешь. Придется тащиться к кадию2.

Насреддин добродушно согласился, и на утро спорщики отправились в соседний город к блюстителю порядка.

Вот движутся – мулла верхом на осле, одетый в хорошую шубу, оджа Насреддин рядом идет пешком, дрожит от холода в рваной одежонке.

Шел-шел, потом остановился и говорит:

– Знаешь что, молла, а я ведь не пойду дальше. Вернусь сейчас домой. Что же это такое – ты будешь в теплой шубе ехать, а я в одной рубашке дрожать! Обратно, обратно!

Видит мулла – не переспоришь Насреддина, а деньги свои вернуть хочется, снял с себя шубу и дал ее Насреддину, чтобы теплее тому было.

Движутся дальше. Мулла едет верхом на осле, Насреддин хоть и в шубе да трусит пешком около.

Прошел Насреддин еще с полверсты, остановился и говорит:

– Не пойду дальше! Сейчас же вернусь домой. Что же это получается: ты себе как султан сидишь в седле, а я буду пешком идти? Сейчас же возвращаюсь домой!

Видит мулла – и на этот раз придется уступить, а то вернется Насреддин, – и пропали деньги. Слезает с осла и дает его Насреддину.

Едет оджа верхом на осле в теплой хорошей шубе, мулла рядом идет, дрожит от холода.

Добрались до кадия.

– В чем ваш спор? – спрашивает кадий.

– Вот этот самый негодяй, – указывает мулла на Насреддина, – хочет присвоить мои деньги, которые я ради шутки спустил в его саклю через трубу. Деньги эти мои и он обязан мне их вернуть.

Долго кричал мулла, требуя от Насреддина деньги. Наконец кадий обратился к Насреддину и спросил его, правда ли деньги принадлежат мулле?

И Насреддин ответил:

– Видишь ли, кадий эфенди3, я чувствую, что ты не знаешь еще характера нашего муллы. Иначе ты и разговаривать бы долго не стал, а просто попер бы этого вымогателя в шею. Наглость его известна всей нашей деревне. Подожди, он еще скажет, что и шуба, в которую я одет, тоже его?

– Ну конечно же моя! – закричал мулла.

– Ну вот видишь, – улыбнулся оджа. – Мало того, этот пройдоха в состоянии заявить, что и осел, на котором я, как ты видел приехал, тоже принадлежит ему?

– Конечно мне! – закричал мулла.

– Понял ты теперь, что за птица этот мулла? – засмеялся оджа, обратившись к кадию.

И кадий, уверовав в слишком явные свидетельства наглости муллы, приказал вытолкать его в шею.

А оджа Насреддин, выиграв тяжбу, вернулся домой на добром ишаке, в теплой шубе, с девяносто девятью рублями в кармане.

Али Бубуш, дер. Кикенеиз.


1 Мулла - мусульманский священнослужитель.
2  Кадий - кади - судья из духовного звания, руководствующийся в своих решениях предписаниями Корана и других канонизированных Исламом книг.
3 Эфенди - господин, употребляется также как почтительное обращение к ученому человеку.

В среднем: 10 (2 голосов)

Добавить комментарий