О том, как оджа Насреддин принял муллу за осла, и о том, как мулле пришлось согласиться с этим

Yandex.Share

Фольклор | Анекдоты | о Ходже Насреддине

 

Как-то жена сказала Насреддину:

– Эй, оджа, мука-то, ведь, у нас вся вышла. Возьми-ка ты мешок пшеницы и отвези ее на помол.

Насреддин послушно нагрузил мешок на осла, сел сверху и отправился на мельницу.

Приехав туда, он снял мешок и внес его внутрь мельницы. Но, побоявшись оставить осла без призора, ввел его в мельницу тоже и привязал там неподалеку от жернова.

Пока пшеница перемалывалась, мучная пыль, носившаяся вокруг, осела густым слоем на ишаке, и он из черного превратился в белоснежного.

Кончив молоть, Насреддин обернулся и не увидел своего осла.

– Что за оказия? – удивился он. – Куда же он делся? Чей-то белый стоит, а моего уже и след простыл.

И, сообразив, что осла украли, Насреддин выскочил из мельницы и кинулся на розыски.

– Эй, эфенди1, – остановил он первого прохожего, – не встретил ли ты по дороге моего ишака?

– Да, нет, как будто бы не попадался, – ответил тот.

– А может быть ты забыл, может быть встретил?

– Не помню, кажется нет.

– Да ты подумай. Черного цвета, симпатичный такой.

– Да, ей-богу же, не видел.

– Не может быть, вероятно встретил.

Прохожему так надоела эта назойливость, что он наконец плюнул и, чтобы отвязаться, сказал:

– Ты беги-ка лучше к мечети, там каждый день много ослов бывает. Последний, кто будет выходить из мечети, это и есть тот осел, которого ты ищешь.

Оджа тотчас же устремился к мечети. Там он залег в засаду около двери и стал подстерегать пока все выйдут. Как только в дверях показался последний, – а это был сам мулла2, – оджа тигром кинулся на него, взнуздал уздечкой и вспрыгнул на спину.

– А, негодный ишак, наконец-то я тебя нашел. Но, но, давай на мельницу!

– Что с тобой?.. – воскликнул оторопевший мулла. – Разве ты не узнал меня? Ведь это же я, твой мулла и наставник.

– Но, но, разговаривать еще будешь. Знаем мы вас, упрямых животных.

– Да оставьте же, оджа, причем тут я?

– А зачем ты с мельницы удрал? Да еще вместо себя белого осла поставил. Ах ты, окаянный упрямец!

Догадавшись, в чем дело, мулла понял, что от упрямства оджи улизнуть ему легко не удастся. Поэтому он закричал по-ослиному и сказал:

– Ты хоть не бей так сильно. Я чувствую свою вину  готов искупить ее. Сейчас я отвезу тебя на мельницу и обменяюсь с белым моим приятелем.

Через минуту деревня увидела замечательный спектакль – по улице прогарцевал Насреддин, сидя верхом на отплевывающемся эфенди-мулле.

Когда доехали, Насреддин слез с муллы и повел его за уздечку на мельницу.

Мулла подошел к ослу и провел рукой по его спине. Мучная пыль тотчас же осыпалась, и из-под нее показалась черная полоса.

– Да ведь этот осел лучше меня, – сказал мулла.

И начал стряхивать муку с его головы, ног и спины.

Когда осел вернулся в свое прежнее состояние, мулла обратился к Насреддину с укоризной и заметил:

– Это и есть твой осел. Знаешь ли ты наконец свою ошибку?

– Это не ошибка, – ответил Насреддин. – Я не вижу особенной разницы между вами. Если вы и отличаетесь друг от друга, то разве лишь мастью.

Мустафа Топал, дер. Гаспра


1 Эфенди - господин, также употребляется как почтительное обращение к ученому человеку.
2 Мулла - мусульманский священнослужитель.

В среднем: 10 (1 голос)

Добавить комментарий