О тепле звезд, долготерпеливых гостях и не состоявшемся ифтаре или о том, как обманщик остался обманутым

Yandex.Share

Фольклор   Анекдоты   о Ходже Насреддине

 

В один холодный зимний день односельчане Насреддина, собравшиеся в кофейне, стали спорить – смог ли бы кто-нибудь из них выйти сейчас на улицу совершенно голым.

В это время в кофейню вошел Насреддин оджа. Присутствующие, чтобы вовлечь в эту затею оджу, стали спорить с еще большим жаром.

– Я отдам свою корову тому, кто голым проведет на улице ночь, не обогреваясь около огня, – заявил, сидевший в кофейне, мулла1.

Раззадоренный Насреддин не выдержал и сказал:

– Что ж тут такого, почтенные друзья, давайте, я покажу вам, что ничего особенного в этом нет.

С этими словами Насреддин сбросил с себя рубаху, снял штаны и, в чем мать родила, вышел на улицу. Кейфующие односельчане целую ночь покатывались со смеху, наблюдая за оджой. А Насреддин, тысячу раз проклиная аллаха и его служителей, подпрыгивая от холода, проторчал в снегу до самого утра. На следующий день вновь собрались в кофейне спорщики. Явился и Насреддин.

– Ну-ка, давай корову! – обратился он к проспорившему мулле.

Благочестивый служитель корана уже готовил одже ответ.

– О, мудрейший оджа! – возговорил он. – Ты провел голый всю ночь на улице, это такая же правда, как то, что Магомет пророк аллаха. Но позволь мне задать вопрос: смотрел ли ты в это время на светящиеся в небе звезды?

– Да, смотрел, – удивился этому вопросу Насреддин. – А что?

– Ну, в таком случае ты не выполнил условия, дорогой оджа. У нас был такой договор, чтобы ты не грелся возле огня, а ты преступил это условие и всю ночь обогревался теплом этих звезд.

– Правильно, правильно! – закричали те, которые были на стороне муллы. – Нечего тебе теперь оджа, рассчитывать на корову.

Как не бесновался Насреддин – ничего не помогало. Пришлось обманутому вернуться домой ни с чем.

– Ладно же, окаянный прихвостень Магомета! – подумал он, – припомнятся же тебе эти звезды.

В скором времени довелось Насреддину встретить муллу с его приятелями на базаре.

Дело это случилось вечером и было это на исходе священного дня Уразы2. В этот вечер правоверные должны были вознаграждать себя за длительные часы поста жирным пловом, шашлыками и чебуреками3.

– Селям алейкум, благоверные дети пророка! – обратился Насреддин, подходя к обманщикам. – Не откажите мне в этот святой день своим высоким посещением. Не обидьте, прошу вас, отказом, пойдемте ко мне отведать вместе вечерний ифтар4 и да пошлет вам пророк на своих небесах тысячи гурий за вашу любезность.

Ничего не подозревающие святоши, уже успев забыть о тепле звезд, с удовольствием приняли предложение, ибо решили, что объесть Насреддина им повелевает сам бог.

Насреддин оджа тут же на базаре закупил баранины, фасоли, жира и катыка и повел гостей в свою саклю.

Придя домой, он развел на дворе костер и приготовил три кастрюли. В одну положил он мяса, в другую – овощей и в третью – бараньего жиру. Приготовив все это, поставил он эти кастрюли никак не ближе, чем в тридцати шагах от огня.

Гости, не видевшие этого, терпеливо стали ждать ужина. Прошел час, прошел другой и третий, наступила, наконец, полночь. Насреддин, наевшийся заранее, как ни в чем не бывало, беседовал с муллой о богоугодных делах. А тот уже поводил носом и поглядывал на дверь в ожидании вкусного угощения. То же проделывали и его друзья. Ждали, ждали гости и стали спрашивать у гостеприимного хозяина, скоро ли, наконец, будет готов ужин?

– Еще минуточку, – отвечал невозмутимый оджа, – вот только подогреются кастрюли.

Еще ждали гости, совсем свело им бока от голода, а об ифтаре не было ни слуху, ни духу.

Почуяв, наконец, что они попались на удочку, благочестивцы поднялись, чтобы попрощаться с хозяином, но Насреддин опередил их, выскочил из комнаты, запер гостей на ключ и закричал со двора:

– Не могу я, о, правоверные, взять на себя такой грех и отпустить вас без ифтара. Придется вам потерпеть еще немножко.

Хочешь не хочешь, пришлось гостям промучиться у оджи целую ночь. На утро стали они упрашивать Насреддина дать им хоть кусочек хлеба.

– Что вы, что вы! – воскликнул со двора оджа. – Как могу я, правоверный сын аллаха, преступить законы корана. Повремените еще немного и ифтар будет готов.

Прождали гости еще целый день. Вечером Насреддин открыл наконец дверь и повел шатающихся от истощения гостей к костру.

– Ну, теперь пойдемте, почтенные друзья мои, посмотрим, авось наш ифтар действительно уже готов.

Невозможно описать ярость гостей, когда увидели они кастрюли с сырыми продуктами, стоящими в тридцати шагах от костра.

– О, гостеприимный сын пророка! – воскликнули они. – О, любимец аллаха! Разве твой великолепный ум не мог постигнуть того, что продукты никогда не сварятся будучи удалены от огня на тридцать шагов.

– Благословен аллах, – скромно возразил Насреддин. – А вы разве не помните, о, благочестивые внуки Иблиса, как обогрел меня, голого, свет звезд, отстоявших от меня на тысячу тысяч шагов? Почему же было не вскипеть воде в кастрюлях, отстоящих от огня на таком пустяковом расстоянии?

Ничего не оставалось делать мулле и его друзьям, как согласиться с доводами Насреддина и уйти восвояси не солоно хлебавши.

Гарун, дер. Алупка


1 Мулла - мусульманский священнослужитель.
2 Ураза - то же, что Рамазан. Рамазан - девятый месяц мусульманского (лунного) года, посвященный строгому посту в течении дня - от восхода до захода солнца. В это время запрещается не только есть, но даже брать что-либо в рот (например, папиросу); ночью постники вознаграждают себя за перенесенные днем лишения обильным (у кого есть) ужином.
3 Чебуреки - пирожки из неквашенного теста на бараньем сале с начинкой из баранины и зелени, приправленные душистым перцем.
4 Ифтар - разговение, прием пищи после вечерней молитвы

В среднем: 10 (1 голос)

Добавить комментарий